В старцах — мудрость, и в долголетних — разум

В старцах — мудрость, и в долголетних — разум, сказал Иов (12, 12).

Под мудростью, свойственною старости, разумеется благоразумие, то есть умение или искусство пользоваться жизнью ко благу собственному и ближних своих и во славу Божию. Правда, такое благоразумие может быть достоянием не одного старческого возраста: «Не многолетние бывают мудры и не старики рассудительны», — сказал Иову молодой друг его Елиус (см. Иов. 32, 9). И молодые по возрасту могут быть стары по уму, все это так; но, с другой стороны, укрепленное годами благоразумие старца имеет преимущество пред скороспелым благоразумием юноши. Утешительно бывает видеть юношу с мудростью старца. О таком юноше обыкновенно говорят: он подает надежды, он обещает много. Но как часто видим, что эти надежды не сбываются, что юноша, удивлявший нас благоразумием не по летам, с годами делается примером неблагоразумия и легкомыслия! Как часто бывает, что люди, получившие многостороннее образование и полный запас сведений, нужных для жизни, не умеют воспользоваться ими, как только вступят в общественную жизнь, и на каждом шагу подвергаются ошибкам и заблуждениям! Отчего, казалось бы, быть этим ошибкам и заблуждениям, когда правила благоразумия и мудрости, усвоенные юношею чрез воспитание, должны были бы оградить его от них? Отчего? От недостатка собственной опытности. Дело не в том, чтобы иметь готовые правила благоразумия и быть убежденным в их полезности, а в умении пользоваться ими в разных случаях жизни. А это умение приобретается не вдруг.

Век живи, век учись.

Жить благоразумно научает самая жизнь. Юноша, начинающий жить самостоятельно, не должен думать, что ему остается лишь пожинать плоды полученного воспитания. Нет, ему предстоит новый труд учения. До сих пор он, можно сказать, жил чужим умом, теперь ему приходится взяться за свой. Неизвестно, скоро ли юноша приобретет свой ум, скоро ли достигнет возможности сказать по праву: я знаю это по личному моему опыту и многочисленными опытами и случаями оправданному убеждению, — но старец имеет право это сказать. Долговременная жизнь обогащает каждого опытностью, которая не только его самого спасает от многих ошибок в жизни, но может быть полезна и другим, если другие готовы воспользоваться его советами.