Скорби — лествица, возводящая на небо; туда иного пути, кроме крестного, не было, нет и не будет, в чем удостоверяет нас Священное Писание. Господь, Пречистая Его Матерь, возлюбленные ученики и все святые шествовали скорбным путем, который и всем нам заповедан Господом как подражание Ему, по слову Его: Иже не приймеш креста своего и вслед Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10, 38). Богом определено, как говорит святой Макарий Египетский, чтобы путь, вводящий в жизнь вечную, был со скорбью, с теснотой, со многими испытаниями, с самыми горькими искушениями, чтобы как по милосердию Божию, так и по правде наследовал человек блага небесные. Как обетования Божий велики, неизглаголанны и неисповедимы, так потребны нам вера и надежда, и труды, и великие подвиги, и долговременное испытание. Со Христом желаем мы царствовать бесконечные веки: ужели не решимся с усердием в продолжение кратковременной жизни этой до самой смерти терпеть борение, труды и искушения? Божественный апостол, провидя духом небесное воздаяние, уготованное за скорби, сказал, что скорби сего века недостойны той небесной славы, которая явится в нас по переходе в вечность.

Ничто так не полезно в скорби

Как благодарение, ибо оно ходатайствует перед Богом о немощи человека, утоляет скорбь и умножает награду за нее; а кто ропщет в скорби, тот не только лишается награды за терпение, но подвергается осуждению, и самая скорбь через то увеличивается.

Живущие своевольно, идущие широким путем, вводящим в пагубу, менее подвергаются скорбям, ибо враг спасения, видя их, исполняющих волю его, оставляет в покое; тогда как тщащихся о спасении своем он ввергает в великие скорби, почему и сказано: Многи скорби праведным (Пс. 33, 20), а также: Аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение (Сир. 2, 1). А о проводящих жизнь без скорбей апостол Павел говорит, что горе им, что они забыты Богом и не чада Божий.

Никто не может приобрести что-либо благое иначе, как с великим трудом и скорбями.

От начала века скорби были знамением избрания Божия. Но мы не имеем терпения, не хотим перенести и немногого, не стараемся принять что-либо со смирением, а потому отягощаемся, и чем более стараемся избежать напастей, тем более впадаем в них. Скорби, очищая человека, как золото в горниле, соделывают его, по благодати Божией, достойным вечных небесных благ. Блаженный созерцатель тайн Божиих в бывшем ему небесном откровении видел сонм облеченных в белые одежды с финиковыми ветвями в руках, и ему сказано было о них: Сии суть, иже приидоша от скорби великия (Откр. 7, 14). Душа, истинно любящая Бога, ни во что вменяет скорби, но ими наслаждается и в злостра-дании цветет, провидя духом небесную славу, уготованную за скорби.

Умножение скорбей, как сказал один из подвижников, есть доказательство, что молитва наша услышана Господом.

Скорбь приближает человека к Богу и спасению, по реченному: Призови Мяв день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя(Пс. 49, 15). Не сказал Господь: призови Мя в день веселия твоего, ибо ведает Он, Всеведущий, что в дни веселия мы менее способны к восприятию Божественного утешения. Должно христианину всякий день иметь упование, радость и чаяние будущего Царства и избавления и говорить: если я не избавлен сегодня, буду избавлен наутро. Господь во время лютых скорбей в Гефсиманском вертограде, молившись к Отцу Своему Небесному, научил нас словом и примером Своим прибегать в скорби с молитвой к Нему, Утешителю души истинному. Кроме Него, ни в ком и ни в чем не найдем мы утешения. Всякая душа, как говорит святой Ефрем Сирин, желающая благо-угодить Богу, прежде всего да сохраняет мужественно терпение и упование, ибо Бог не попускает душе, уповающей на Него и терпеливой, быть искушенной в такой мере, чтобы дойти ей до отчаяния и впасть в такие искушения и скорби, которых не может она перенести: верен же Бог, Иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи вам понести (1 Кор. 10, 13). Лукавый не в такой мере искушает душу и подавляет ее скорбью, в какой хочет, но в какой попущено ему Богом.

Благодушное терпение скорбей — это целительный бальзам, небесное врачевство; при сем должно рассуждать, что приключившуюся скорбь всячески неизбежно вытерпеть; но кто несет это бремя с ропотом, то оно делается более и более тяжким, а кто благодарит Бога, считая себя достойным даже большего наказания, таковому облегчается бремя скорбей, по реченному Спасителем нашим: Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 29). Самоукорение, или обвинение себя, много способствует к благодушному перенесению скорбей; оно, как и добродетель, трудно лишь в начале, а когда душа получит к нему навык, то делается оно желательным для нее, опорой ее и великим духовным утешением. Несомненно должно веровать, что все, бываемое с нами по воле Божией, служит к благу нашему; мысль эта утвердит нас в благодатном терпении. Скорби служат очищением грехов, иногда и таких, о коих мы даже забыли. Посему горе нам, вечное горе, если, проведя жизнь в грехах, явимся на вселенском суде Божием неочищенные покаянием и скорбями; тогда весь свет увидит духовную нашу наготу, Ангелы Божий и сонм святых возгнушаются нами; николиже знах вас (Мф, 7, 23), скажет Господь.

Если находишься, говорит святитель Тихон, в долговременной болезни и имеешь какое-либо утешение от служащих тебе, посмотри на тех, которые внутри терпят скорбь и печаль, снаружи ранами покрыты и не имеют, кто бы им послужил, накормил, напоил, поднял, омыл раны, и терпят. Если ты в изгнании, приведи на ум заключенных, которые в кандалах, в рубищах, от дома и отечества удалены, всякий день биение и раны принимают, днем на тяжкой работе, ночью заключены в нечистых и смрадных темницах и без всякого утешения находятся, — им смерть приятнее жизни. Если терпишь нищету, помысли о тех, которые прежде были богаты и славны и дошли до того, что они ни себя, ни семейство не имеют чем питать, одеть, где главу приклонить, скитаются по чужим дворам, обремененные долгами, отовсюду в тесноте, в печали, в скорби, как в печи горят. Посмотри на бедняков, полунагих, больных, с которых подати и оброки требуются. Снизойди умом во ад и рассуди: как бедные осужденные мучаются, которые, если б можно было, желали бы здесь до скончания мира в огне гореть, только бы от вечного огня освободиться. Возведи умные очи в селения небесные — из живущих там ни одного не сыщется, кто бы не путем терпения пришел туда, ибо всем сказано: Многими скорбьми подобает внити в Царствие Небесное (Деян. 14, 22). Святой Златоуст говорит, что скорбь удерживает нас от пристрастия к настоящему миру: мы благодушно ожидаем смерти и не бываем привязаны к благам телесным. Душа, чуждая скорби, волнуется, мятется, надмевается; напротив, душа, чуждая удовольствий, вся сосредотачивается в самой себе. От множества удовольствий у нас бывает много грехов, в чем может убедиться всякий.

Итак, скорби есть дар Божий, и дар великий, ибо за временное терпение сподобляемся наследия неизреченных и вечных небесных благ: так благоизволил Всеблагий Господь, Сам понесший лютейшие скорби. Он был безгрешен и претерпел такие страдания, подобных коим нет в летописях человеческих, а мы, грешные, терпим за грехи наши и тем не только что очищаемся от них, но, по благодати Божией, сподобляемся быть наследниками тех благ, о коих сказал сподобившийся видения их: Око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9).

Из сочинений покойного афонского иеромонаха о. Арсения