Священник Сергий Николаев

— А как же поститься детям?

Такой вопрос задают многие родители, а еще чаще бабушки и дедушки. Жалко деток. Жалко лишать их чего-то витаминного и по­лезного. Да и просто вкусного. Не умная это жалость.

Обратимся к недавнему прошлому. XIX век. «Младенцы, отнятые от груди, разделяют пост наравне с большими. Грудью кормить младенца рассчитывают не по месяцам или неделям, а по постам: обыкновенно кормят грудью три поста (строгих. — С.Н.): два Ве­ликих и один Успенский или два Успенских и один Великий» (В.В. Селиванов «Год рус­ского земледельца»). Получается, что дети по­стились с полутора лет.

И разве при таком режиме возрастали хи­лые и неспособные люди? Словами поэта можно сказать:

Да, были люди в наше время, Не то что нынешнее племя: Богатыри — не вы!

В Библии есть история о еврейских отро­ках Данииле, Анании, Азарии и Мисаиле, жив­ших при дворе Навуходоносора, царя вави­лонского. Получая обильную, но запрещен­ную законом Моисеевым пищу с царского стола, они не захотели оскверняться ею и просили поставленного над ними пристав­ника, чтобы он давал им в пищу только ово­щи и воду. Приставник отказал им, сказав: «Боюсь царя: если он увидит вас изнурен­ными, тогда лишит меня жизни». На это Да­ниил отвечал: «Сделай над нами опыт в про­должение десяти дней, и если после сего вре­мени отроки, вкушающие царскую пишу, ока­жутся полнее нас, то откажи нам в нашей просьбе, в противном же случае исполни ее». Приставник согласился, и что же? По окончании срока «лица их оказались краси­вее, и телом они были полнее всех тех отро­ков, которые питались царскими яствами» (Дан. 1, 15). Как видите, постная пища не сде­лала детей слабыми, и более того, «даровал Бог четырем сим отрокам знание и разуме­ние всякой книги и мудрости» (Дан. 1, 17).

Пост не может быть для ребенка вреден, напротив, скорее отсутствие поста отрица­тельно скажется на его организме. Конечно, «стартовый» возраст и меру поста разумно обсудить в семье или посоветоваться с дру­гими церковными родителями, спросить мне­ние духовника. Уже в год младенец кроме молока, как правило, получает еще и другую пищу: яйца, творог, бульон, мясное пюре, рыбу. Причем эти добавочные продукты не дают ему ежедневно. Почему бы доброй маме не отмечать в меню коротеньких однодневных постов, среды и пятницы, именно отсутствием мяса или яйца. Она ни на грамм не обездо­лит любимое чадо полезными веществами, однако его питание не будет выходить из рит­ма церковной жизни. В более старшем воз­расте, оставив в рационе ребенка молоко, можно в периоды постов мясо или яйца да­вать ему, скажем, в субботу и воскресенье. Или, например: вторник и четверг — яйцо, а в субботу и воскресенье — мясо. Далее, с воз­растанием ребенка, должен «возрастать» и пост. Наступает пора, когда можно исклю­чать молоко в среду и пятницу. И дитя будет иметь два настоящих постных дня. Следу­ющий этап: молоко только в субботу и воскресенье; а уж дальнейшие посты — вме­сте со взрослыми. «Дети, как цветущие рас­тения, да орошаются водой поста», — гово­рит святитель Василий Великий. Старайтесь как можно ранее ввести своего малютку в ритм церковного календаря. Чем старше ре­бенок, тем труднее он соглашается на пост, тем чаще у него бывает постом настроение неудовольствия, внутреннего ропота. Запом­ните, что у ребенка должно сложиться по­нятие поста до грех лет. Быть может, это бу­дет не полный пост, но обязательный. В этом случае дитя легче и естественнее станет при­нимать и последующие ограничения в пище и забавах. Милые родители, не давайте нера­зумной жалости лишить себя такого заме­чательного помощника в воспитании, не ли­шайте ребенка поста.

— Нужно ли поститься беременной жен­щине? И каким должен быть ее пост?

Все будущие мамы мечтают о здоровом ма­лыше. Они стараются дать ему все необходи­мые «кирпичики» для построения здорового тельца, дать ему различные витамины для жиз­ненной силы, и поэтому будущие мамы так внимательны в выборе продуктов к своему сто­лу. Заметим, что одни женщины, увлеченные своими обязанностями будущей мамы, совсем выпадают из ритма церковной жизни и не раз­личают постных и непостных дней, а другие, напротив, становятся еще более внимательны­ми к церковным заповедям, понимая, что возрастающее в них имеет не только тело, но и душу и душе тоже нужны свои «кирпичики».

Отказываются женщины от поста на вре­мя беременности по маловерию, прислуши­ваясь к рекомендациям «всезнающей» и «все-понимающей» науки, которая подсчитала, сколько и каких веществ должна съесть жен­щина, чтобы родить здоровое дитя. Будущей маме страшно ошибиться и недодать чего-нибудь своему малышу, поэтому она и верит нецерковным и малоцерковным специали­стам, совершенно не задумываясь над тем, что их рекомендации постоянно меняются, что научных мнений много, что то, что посовету­ют ей сегодня, завтра уже может подверг­нуться критике. Мне рассказывала одна мно­годетная мама, что со старшими детьми ей советовали есть как можно более творога, особенно в последние месяцы, а с младшими детьми ей не советовали в последние ме­сяцы есть много творога, но лишь раз или два в неделю. В другом случае врач объяснил женщине, что исключение из ее питания животных белков даже на короткий срок отрицательно скажется на будущем малы­ше, но он же посоветовал ей два разгрузоч­ных фруктовых яблочных дня в неделю. Ко­нечно, она выбрала для разгрузки среду и пятницу.

Впрочем, всего предусмотреть не может никакой доктор и никакая наука. И правиль­но поступит та, что надеется более на Бога, чем на расчеты, а «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3,9).

Прежде беременные женщины постились так же, как и остальные члены семьи. Если бы пост как-то негативно отражался на по­томстве, то такой практики наверняка бы не существовало. Никакой народ не узаконит традицию, ведущую к вырождению. Не так строго на соблюдение поста смотрели после родов. Некоторое время, обычно месяц или полтора, а иногда и весь период кормления грудью мать могла позволить себе молоко и в постный период. Хотя некоторые женщи­ны и не пользовались этой традиционной привилегией. Одна старушка, вспоминая о рождении дочери, заметила: «А с дочкой было мне трудно. Родилась она в марте, и потому молока у меня было мало — Вели­кий пост».

Зачатие и рождение человека — это Бо­жья тайна. И таковой она останется до скон­чания века, сколько бы дотошное человече­ство не пыталось разложить ее на клеточки, хромосомы и ДНК. Это великая тайна. Ею тысячелетия восхищались народы, и все ре­лигии говорили о ней, как о чудесном даре высших сил, о высшем благоволении к че­ловеку в даровании ему потомства. Во время плодоношения даже в самых диких обществах к женщине всегда было особое отношение. Да и сама она, чувствуя себя участницей Божиих замыслов, старалась быть достойной этой чести. Она старалась соблюдать себя в чистоте, удалялась греха и соблазна. Заметь­те, что часто распущенные и даже порочные натуры во время беременности, пусть нена­долго, меняются, приходят в себя, пытаются отстраниться от нечистоты.

Для женщины-христианки эта пора ожидания всегда была временем духовной работы и очищения, она подобна посту, предваряющему радость праздника и позво­ляющему духовно «дозреть» до его таин­ственного смысла. В это время, удовлетво­ряя внутреннему стремлению к праведнос­ти, женщина старается выполнять все уста­новления Церкви. В том числе и поститься. Кстати, период плодоношения часто сопровождается токсикозом, ощущаемым как недомогание, тошнота, головокружение, потеря аппетита. Часто женщины вообще почти ничего не могут есть, причем более яркая реакция бывает на животную пищу. Само естество предлагает женщине пост, да еще обычно в самый ответственный пери­од беременности — в первые три месяца, когда в будущем человеке закладываются все органы. Изменившаяся, увеличившаяся во время беременности нагрузка на почки так же «требует» растительной диеты. Мясо, особенно в последние сроки, и вовсе не полезно, так как способствует излишнему мышечному напряжению, замедляет пери­стальтику, и так вялую в это время, да к тому же дает много токсинов. Так что пост бере­менным скорее полезен. Множественный опыт православных мам, выносивших и ро­дивших крепких здоровых детишек, не на­рушая Церковного Устава, служит лучшим доказательством безопасности поста во вре­мя беременности как для матери, так и для ребенка.

— Хорошо, когда от нас самих зависит, что приготовить и что поставить на стол. Но может случиться, что не мы окажемся хозя­евами положения. Как быть, например, если пост, а вы в дороге или, еще безысходнее, — в больнице? Что делать, если вы обедаете на работе в столовой или кафе? Умереть с голоду?

Давайте рассмотрим поближе непостное меню, предлагаемое нам так называемым общепитом. Ведь постились православные христиане и в советский период нашей ис­тории. Знаете ли вы, что для путешествую­щих пост несколько ослабляется? То есть в день, когда нет разрешения на масло, дозво­ляется пища с маслом, в некоторые безрыб­ные дни — рыба. Начнем с вами с этого воспоминания, приравняв к особым дорож­ным обстоятельствам и заводскую или ин­ститутскую столовую, и больницу. Итак, за­куски. Винегрет, салат из капусты, огурцы. Уже неплохо, с хлебушком-то! Далее глянем пер­вые блюда. Суп вегетарианский, или, по-на­шему, — постный, да рыбный суп достаточ­но часто встречаются в меню столовых. А если его сегодня и нет, то денек-другой мож­но и без первого. Затем посмотрим горячее или второе блюдо. Здесь совсем просто. Ешь один гарнир. Или два гарнира. Картошку, кашу, рис, макароны. На третье: чай, компот, кисель. До конца работы, пожалуй, дотянешь, а дома можно восполнить те калории, что не добрал за обедом.

А можно поступить иначе. Моя тетушка, когда работала, постом носила с собой ба­ночки с постной снедью: вареную картош­ку, маринованную рыбку. Многие так выхо­дят из положения. Хуже всего в больнице. Тут ни домашнего завтрака, ни домашнего ужина. В больнице приходится смиряться, есть, что дадут. Но желательно, по возможности, отказываться хотя бы от мяса. В этом случае пост более выражается в несвободе положе­ния, в связанности обстоятельствами, в са­мой болезни. И все-таки на исповеди гово­рить о своем вынужденном нарушении по­ста нужно обязательно. «Эх, не допускает меня грешного Господь попоститься. Недо­стоин, видать», — сокрушался один знако­мый, часто попадавший в больницу.

Существует еще как бы «не своя» ситуа­ция: когда мы оказываемся за столом в не­церковном обществе. В гостях. Как поступить в этом случае?

Если хозяева — близкие вам люди, то пре­дупредите их заранее и попросите поставить на стол что-нибудь постное, а если это невозможно, то, поев дома, за общим столом положите себе на тарелку что-нибудь под­ходящее, пусть это будет даже ветка петруш­ки с куском хлеба, и примите участие в зас­тольной беседе. Вы можете принести также к столу и какое-то дополнение. Салат из морковки или замаринованную с брусни­кой селедку, фрукты. Объяснясь с хозяевами, поставьте свое блюдо на стол около себя и ешьте себе на здоровье.

Кстати, о здоровье. Рассудите, что, когда нашему здоровью грозит какой-либо ущерб от предлагаемой пищи, мы находим способ отказаться от нее. Давайте поступать так же и ради духовного здоровья. И все же постом лучше не ходить в нецерковные компании. Воздержаться.

Нередко случается такое искушение. При­дет православный человек в гости к нецер­ковным родственникам или друзьям, а те ради него приготовили хороший, но не по­стный стол. Неудобным покажется пришед­шему огорчить хозяев, и он принудит себя нарушить пост. Вроде бы не для себя, а для ближнего, чтобы не опечалить друзей. Съест он котлету, а некто невидимый запишет на длинном свитке: «Грех человекоугодия». Грех.

Что же делать? И съесть — грех, и огор­чить ближнего — грех. Вспомните известную из жизни или хотя бы из кинематографа си­туацию. Сильно пьяный человек уговарива­ет более трезвого приятеля выпить с ним: «Если не пьешь, то меня не уважаешь! Ты не друг…» И так далее. Как же поступить при­ятелю? Тоже напиться, как говорят, «в стель­ку», из уважения? Нет. Но мудрый друг по­ведет себя так, что и не выпьет, и не доведет ситуацию до рукопашной разборки по по­воду уважения. Он найдет, как проявить свою любовь к приятелю и без выпивки, переве­дет беседу в другое русло… Да мало ли как можно избежать принуждения!

Точно так же и православный христиа­нин должен уметь пройти между двумя искушениями, если попадет в пост за непо­стный стол. Ведь христианин — это воин. А воин это не всегда только боец, но и тактик. Вот и проявите свою солдатскую смекалку, примените какую-нибудь военную хитрость.

— Что такое пост по обету?

Воспитание чад, по утверждению свт. Иоанна Златоуста, — самая ответственная и трудная работа для семейного человека. Вос­питываешь, воспитываешь, а дитя вдруг так себя покажет, что только руками разведешь: «Уж и не знаю, что это более — Божье бла­гословение или Божье наказание».

Непослушные детки, а также нездоровые детки, конечно, нуждаются в усиленной мате­ринской опеке, в неотступной заботе, в непрес­танной молитве. Иногда мамы таких детишек дают какой-нибудь обет, то есть обещание. Бе­рут на себя какой-нибудь подвиг ради своего чада. Чаще всего это бывает добавление третье­го постного дня на неделе — понедельника. В церковной жизни понедельник посвящен бес­плотным силам, Ангельскому миру. Вот мамы и постятся в честь детского Ангела-хранителя. И конечно, они не забывают, что ограничение в пище — это только средство для духовной трезвости, помогающее нашему молитвенно­му настроению и угашающее страсти.

Само по себе ограничение в пище без молитвы, без соблюдения себя, без внима­ния к своей совести не может принести нам ожидаемых плодов. Оно может стать даже источником раздражения.

Так упрекала одна дочка матушку: «На себя-то посмотрели бы: только \го понедель-ничаете, а то дня не пройдет, чтобы не обла­ять кого-нибудь» (А. Н. Островский «Свои люди — сочтемся»). Ну, литература литера­турой, а мамы, любящие мамы, способны на многое ради своих деток.

Илья Ефимович Репин вспоминал, что был очень болезненным ребенком. Один раз с него даже сняли мерку для гробика. Он угасал, и никто, кроме матери, не верил, что Илюша поднимется на ножки. Смерти жда­ли со дня на день. Никто уже не молился о его выздоровлении, так он был безнадежен. Только мать. Мать молилась и просила у Гос­пода жизни ее мальчику. Она обещала не есть мяса во все дни, если ее милый Илюша по­правится. И случилось чудо. Материнская молитва и обет мясного поста помогли со­хранить для нас великого русского худож­ника. По словам Ильи Ефимовича, его мать до конца жизни не ела мяса.

Можно вспомнить еще один материнс­кий обет ради спасения сына. Брат писателя Ивана Бунина за участие в революционном кружке и какое-то антигосударственное де­яние был арестован. Ему грозило очень се­рьезное наказание. Материнские хлопоты были бессильны, но материнская молитва помогла.

Мать молилась и дала обет: если ее мальчика освободят, то она все дни своей жизни будет поститься. Юношу, в результате всех разбирательств, освободили. Хотя и ос­тавили под наблюдением. Мать исполнила свое обещание Богу. До конца жизни она постилась. Современник вспоминает, что пост ее был очень строгим.

— Соблюдается ли пост во время траура?

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39), — учит Спаситель. Любовь к ближнему подразумевает и молитву о нем. Причем наша молитва нужна не только жи­вым, но и умершим ближним. Каждому из­вестно такое понятие, как траур. Траур — время скорби. Слово это из немецкого и оз­начает печаль, скорбь. У разных народов су­ществуют различные обычаи, относящиеся к траурному времени. Для православного человека траур, печаль утраты не так печаль­ны, как для неверующего. Это время особен­ной заботы о душе умершего, молитвенного предстояния перед Богом с просьбой о упокоении близкого человека. Именно по­этому время траура — время особой духов­ной трезвости и оно сопряжено с некото­рыми ограничениями. В основном, это отказ от развлечений, сдержанность в костюме и поведении, в разговорах. В это время уместно * воздержание в супружеских отношениях. В дореволюционной России во время тра­ура по близкому родственнику нельзя было венчаться. Из отечественной литературы можно вспомнить свадьбу Кити Щербацкой и Левина, которую решили устроить до по­ста, потому что «после поста было бы уже и слишком поздно, так как старая родная тет­ка князя Щербацкого была очень больна и могла скоро умереть и тогда траур задержал бы еще свадьбу» (Л.Н. Толстой «Анна Каре­нина»).

Смерть такого близкого человека, как жены или мужа, переживается особенно тя­жело и обычно сопровождается длительным трауром, а нередко и пожизненным. Наталья Николаевна Пушкина после смерти мужа несколько лет прожила одиноко в провин­ции, но позже все-таки вышла замуж. Во вто­рой брак она вступила исполняя предсмер­тную просьбу мужа, собственно, ради детей, чтобы они могли занять достойное место в обществе. Известно, что до конца своих дней на каждой неделе в пятницу (день смерти мужа) Наталья Николаевна ничего не вку­шала. В этот день она уходила в свою комна­ту и молилась о упокоении души Александра Сергеевича.

Для большинства людей траур не связан с ограничением стола, но в остальном это время вполне можно приравнять к посту. В дни траура принято часто бывать на службе, исповедоваться и причащаться. Даже в ате­истическом обществе в дни государствен­ного траура сокращают развлекательные программы по телевидению, отменяют мно­голюдные концерты и шоу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *