Христианская скорбь об умерших

Не хощу вас, братие не ведети о умерших,

да нескорбите,  якоже и прочии

не имущии упования (1 Сол. 34, 13)

Нельзя не скорбит нам, когда, умирая, оставляют нас те, которых любим. Ибо хотя знаем, что они не на век разлучаются с нами, здесь остающимися, а только несколько ушли вперед нас, за ними же идущих: однако смерть, которой отвращается природа, овладевая возлюбленным, оскорбляет наше чувство любви к нему. Посему то апостол не учит, чтоб мы не скорбели, но учит да не скорбим, якоже прочии, не имущии упования. Мы скорбим о наших умерших по чувству лишения, но с наиеждою соединения.

  • Первое прискорбно, второе утешительно,
  • с одной стороны, немощь нас поражает, с другой— вера ободряет:
  • —там болеем, сознавая человеческое состояние: здесь врачует нас Божественное обетование.

По сему великолепие похорон, народныя сопровождения гроба, заботливость о погребении, не щадящая издержек, устроение богатых памятников несколко утешают живых, но не помогают умершим. Между тем несомненно то, что вспомоществуют им молитвы святой церкви, спасительная жертва и милостыни, подаваемыя за души их, да будет Господь милостивее к ним, нежели сколько заслужили они по грехам своим. Ибо отцы предали нам и вся церковь соблюдает это, чтобы за умерших в общении тела и крови Христовой молится, воспоминая их при самом жертвоприношении, и самую жертву приносить за них. Кто также усомнится, чго и дела милосердия, совершаемыя для умилостивления Бога за умерших, не полезны для них, как полезны молитвы, приносимыя о них Богу? Нисколько не должно сомневаться, что все это полезно для умерших; но полезно для тех, кои сами жили так до смерти, чтобы это могло быть полезно им по смерти. Напротив, за тех,  которые вышли из тела без веры действующей любовию (Гал. 5, 6), и ел  таинств, тщетно знаемые их совершают сие служение благочестивой любви потому что они (умершие), быв здесь, не имели золота сей любви, не  принимали или всуе принимали благодать Божию и сокровиществовали себе не милость, а гнев. Следовательно, сродники, совершая нечто благое за умерших, чрез сие не приобретают ишь новых заслуг, а к  заслугам предшествующим придают это, как последствие. Ибо тогда только, когда они жили здесь, можно было соделать, чтобы все это полезно было им и иосле здешней жизни, а окончив эту жизнь, никто не может иметь того там, чего вовсе не заслужил здесь.

Итак да будет позволено благочестивым сердцам любящих болезновать о умерших своих, только бы скорбь их не была неисцельною; да проливают слезы в случаях смертных, но не слезы безутешныя. Да и прекратптся ток слезный вскоре радостью веры, уверяющей нас, что : умирающие верные оставляют нас не надолго и переходят в состояние лучшее. Да будут в утешение любящим и те братския услуги, какия оказываются или при погребении умерших, или при попечении об осиротевших, дабы не заслужить нам и справедливой жалобы: ждахь скорбящего, и не бе, и утешающего, и не обретохь (Пс. 68, 21). Допустим посильное попечение о погребении и устроении гроби ницт. Ибо в священном писании и это причисляется к делам добрым, так как в нем появляются совершившие сие не только для тел патриархов и других святых, и всяких мертвых тел человеческих, но и для тела Самого Господа. Да исполняюта все это люди и для совершения последняго долга к своим умершим, и для облегчения своей человеческой скорби. Но если они тех, кои умерли телом, а не духом, любят не одною телесною любовию, а и духовною: то с гораздо большею тщательностью и с болышш усердием да вспомоществуют душам умерших, да совершают  за них  обильные приношения молитвы и милостыни. (ИзТвор. блаж. Августина).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *