Примеры борьбы с греховной страстью

Частое исповедание старцу своих помыслов приносило облегчение брату в брани

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к некоему старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему на­ставление и, утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келлию. Но брань опять пришла к нему. Он снова сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но говорил ему на пользу, наставлял его не только не поддаваться расслаблению, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет искушать, для обличения врага. «Таким образом, — сказал ста­рец, — враг, будучи обличаем, отступит от тебя; ничто так не противно духу любодеяния, как открытие его дела, и ничто не приносит ему такой радости, как сокрытие греховных помыслов». (Еп. Игнатий. Отечник. с. 454.)

Боримый страстью ученик двенадцать раз исповедал старцу свои помыслы и избавился от них только ради смирения старца Брат был борим любодеянием.

Встав ночью, он пошел к старцу, исповедал ему свои помышления. Старец утешил его. Успокоенный этим утешением, брат возвратился в свою келлию. И опять дух любодеяния начал искушать его. Он снова пришел к старцу. Это повторялось часто. Старец не огорчал его, но говорил полезное его душе: «Не уступай диаволу и не расслабляйся душой. Напротив, каждый раз, как нападает на тебя демон, приходи ко мне; обличаемый, он отступит. Ничто так не огорчает и не ослабляет демона любодеяния, как испо­ведание искусительных помышлений и мечтаний; напротив того, ничто так не увеселяет его, как утаивание этих помышле­ний». Брат приходил к старцу одиннадцать раз, обличая свои помышления. Наконец он сказал старцу: «Окажи любовь, авва, еще скажи мне слово назидания». Старец сказал: «Поверь мне, сын мой, если б Бог попустил помышлениям, которые доса­ждают мне, перейти к тебе, то ты не понес бы их, но непремен­но ниспровергся». Когда старец сказал это, искушение блуд­ной страстью отступило от брата ради смирения старца. (Еп. Игнатий. Отечник. с. 476.)

Пост и труды обезсилили подвижника, но не избавили от плотского вожделения, которое прекратилось в нем после того,как он, по совету мудрого старца, возложил всю надежду в борьбе на Бога

Рассказывали об одном из отцов. Он был от мира и возжи­гался похотью к своей жене. В этом он признался отцам. Они, зная, что он был трудолюбив и делал гораздо более, чем сколь­ко назначали ему, наложили на него такие труды и пост, что тело его обезсилело и он не мог встать. По смотрению же Бо­жию, пришел один странник из отцов — посетить скит. Подойдя к его келлии, увидел, что она растворена, и пошел дальше, удивляясь, почему никто не вышел навстречу? Но по­том он вернулся, говоря: «Не болеет ли брат!» Постучав, он во­шел в келлию, увидел брата в сильном изнеможении и спраши­вает: «Что с тобой, отец?» Тот рассказал ему о себе «Я от мира, и враг ныне разжигает меня на мою жену. Я открыл это отцам, они наложили на меня разные труды и пост, и я, испол­няя их, обезсилел, а брань возрастает». Услышав это, старец опечалился и говорит ему: «Хотя отцы как мужи крепкие хоро­шо наложили на тебя такие труды и пост, но, если хочешь по­слушать моего смирения, оставь это и принимай немного пищи в обычное время, совершай посильную службу Богу и возверзи на Господа печаль твою… (Пс. 54, 23), ибо своими трудами ты не можешь преодолеть этой похоти. Тело наше — как одежда: если сберегаешь ее, она остается в целости, если же не сберегаешь, предается тлению». Выслушав это, отец так и поступил, и через несколько дней брань отступила от него. (Древний патерик, с.111.)

Юноша, боримый плотским вожделением, исполняя послушание отцу, пробыл двадцать дней в пустыне и видел духа-искусителя в виде смердящей жены

Некто пришел в скит, чтобы быть монахом. При нем также был сын-младенец, только что отнятый от груди. Когда сын достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и безпокоить. Он сказал отцу: «Пойду в мир, потому что не могу выдерживать плотского вожделения». Отец утешал его. По прошествии некоторого времени опять говорит юноша отцу: «Я не в силах выдерживать вожделения, отпусти меня, пойду в мир». Отец отвечал: «Еще раз послушай меня. Возьми с собой сорок хлебов и пальмовых ветвей на сорок дней и пой­ди во внутреннюю пустыню, пробудь там сорок дней, и воля Божия да будет». Послушавшись отца, юноша ушел в пусты­ню. Он оставался там и проводил время в подвиге и работе, плетя веревки из сухих пальмовых ветвей и питаясь сухим хле­бом. Когда он пробыл там двадцать дней, то внезапно увидел, что некое диавольское привидение приближается к нему. Оно остановилось близ него в образе женщины-эфиоплянки непри­ятнейшей наружности и смердящей. Не будучи в состоянии перенести ее смрад, он отталкивал ее от себя. Она сказала ему: «Я та, которая представляется сладкой в сердцах человеческих. По причине твоего послушания и подвига Бог не дозволил мне обольстить тебя, но явил тебе мое зловоние». Он встал, воссы­лая благодарение Богу, возвратился к отцу и сказал ему: «Уже не хочу идти в мир, я узнал действие диавола и его зловоние». Открыто было и отцу о всем этом, он отвечал сыну: «Если б ты пробыл все сорок дней во внутренней пустыне и вполне сохра­нил заповеданное мной, то увидел бы еще большее». (Еп. Игна­тий. Отечник. с.477.)

Советом три дня провести без пищи вдова укротила вожделение купца, и убедила его стать иноком

В одном селении дружно жили два купца. Один был весь­ма богат, а другой несколько беднее. Первый имел необыкно­венно красивую и целомудренную жену. Он вскоре умер, а второй купец захотел жениться на ней. Вдова узнала о его же­лании и однажды сказала ему:

«Господин мой! Я вижу, что ты, смотря на меня, смуща­ешься. Скажи, что тебе нужно, и я чем могу помогу тебе». Ку­пец признался, что хочет жениться на ней. Она отвечала:

«Если ты исполнишь, что я прикажу тебе, то и я твое желание удовлетворю «. Купец обещал все, что она повелит, исполнит. Вдова сказала : «Ступай домой и нечего не вкушай, пока я тебя не позову«. Купец с радостью обещался поститься. На четвертый день, когда она его позвала, он на столько ослабел от поста, что только поддерживаемый другими дошел до нее. Вдова сказала :  «Теперь можешь делать, что хочешь». «Сначала дли мне вкусить пищи, ибо я умираю от голода», — отвечал купец «Вот ты теперь от голода забыл все и желаешь одного хлеба. Так и впредь, когда плотские помыслы будут искушать тебя, постись и успокоишься, и знай, что по смерти мужа я ни за тебя, ни за кого другого не выйду замуж и пребуду в чистоте. Купец удивился ее целомудрию. «И так как я уверена, что ты любишь Бога больше всего, — продолжала вдова, — то расстанемся в этой жизни друг с другом навсегда, оставим этот мир и удалимся в монастыри». И как сказала, так и сделала. Она ушла в женский монастырь, а купец — в мужской. И оба они, угодив Богу святой жизнью, перешли в Вечное Царство Отца Небесного. (Прот. В. Гурьев. Пролог, с.902.)

Частое исповедание старцу своих помыслов приносило облегчение брату в брани

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к некоему старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему на­ставление и, утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келлию. Но брань опять пришла к нему. Он снова сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но говорил ему на пользу, наставлял его не только не поддаваться расслаблению, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет искушать, для обличения врага. «Таким образом, — сказал ста­рец, — враг, будучи обличаем, отступит от тебя; ничто так не противно духу любодеяния, как открытие его дела, и ничто не приносит ему такой радости, как сокрытие греховных помыслов». (Еп. Игнатий. Отечник. с. 454.)

Боримый страстью ученик двенадцать раз исповедал старцу свои помыслы и избавился от них только ради смирения старца Брат был борим любодеянием. Встав ночью, он пошел к старцу, исповедал ему свои помышления. Старец утешил его. Успокоенный этим утешением, брат возвратился в свою кел-лию. И опять дух любодеяния начал искушать его. Он снова пришел к старцу. Это повторялось часто. Старец не огорчал его, но говорил полезное его душе: «Не уступай диаволу и не расслабляйся душой. Напротив, каждый раз, как нападает на тебя демон, приходи ко мне; обличаемый, он отступит. Ничто так не огорчает и не ослабляет демона любодеяния, как испо­ведание искусительных помышлений и мечтаний; напротив того, ничто так не увеселяет его, как утаивание этих помышле­ний». Брат приходил к старцу одиннадцать раз, обличая свои помышления. Наконец он сказал старцу: «Окажи любовь, авва, еще скажи мне слово назидания». Старец сказал: «Поверь мне, сын мой, если б Бог попустил помышлениям, которые доса­ждают мне, перейти к тебе, то ты не понес бы их, но непремен­но ниспровергся». Когда старец сказал это, искушение блуд­ной страстью отступило от брата ради смирения старца. (Еп. Игнатий. Отечник. с. 476.)

Пост и труды обезсилили подвижника, но не избавили от плотского вожделения, которое прекратилось в нем после того,

как он, по совету мудрого старца, возложил всю надежду в борьбе на Бога Рассказывали об одном из отцов. Он был от мира и возжи­гался похотью к своей жене. В этом он признался отцам. Они, зная, что он был трудолюбив и делал гораздо более, чем сколь­ко назначали ему, наложили на него такие труды и пост, что тело его обезсилело и он не мог встать. По смотрению же Бо­жию, пришел один странник из отцов — посетить скит. Подойдя к его келлии, увидел, что она растворена, и пошел дальше, удивляясь, почему никто не вышел навстречу? Но по­том он вернулся, говоря: «Не болеет ли брат!» Постучав, он во­шел в келлию, увидел брата в сильном изнеможении и спраши­вает: «Что с тобой, отец?» Тот рассказал ему о себег «Я от мира, и враг ныне разжигает меня на мою жену. Я открыл это отцам, они наложили на меня разные труды и пост, и я, испол­няя их, обезсилел, а брань возрастает». Услышав это, старец опечалился и говорит ему: «Хотя отцы как мужи крепкие хоро­шо наложили на тебя такие труды и пост, но, если хочешь по­слушать моего смирения, оставь это и принимай немного пищи в обычное время, совершай посильную службу Богу и возверзи на Господа печаль твою… (Пс. 54, 23), ибо своими трудами ты не можешь преодолеть этой похоти. Тело наше — как одежда: если сберегаешь ее, она остается в целости, если же не сберегаешь, предается тлению». Выслушав это, отец так и поступил, и через несколько дней брань отступила от него. (Древний патерик, с.111.)

— Юноша, боримый плотским вожделением, исполняя послушание отцу, пробыл двадцать дней в пустыне и видел духа-искусителя в виде смердящей жены Некто пришел в скит, чтобы быть монахом. При нем также был сын-младенец, только что отнятый от груди. Когда сын достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и безпокоить. Он сказал отцу: «Пойду в мир, потому что не могу выдерживать плотского вожделения». Отец утешал его. По прошествии некоторого времени опять говорит юноша отцу: «Я не в силах выдерживать вожделения, отпусти меня, пойду в мир». Отец отвечал: «Еще раз послушай меня. Возьми с собой сорок хлебов и пальмовых ветвей на сорок дней и пой­ди во внутреннюю пустыню, пробудь там сорок дней, и воля Божия да будет». Послушавшись отца, юноша ушел в пусты­ню. Он оставался там и проводил время в подвиге и работе, плетя веревки из сухих пальмовых ветвей и питаясь сухим хле­бом. Когда он пробыл там двадцать дней, то внезапно увидел, что некое диавольское привидение приближается к нему. Оно остановилось близ него в образе женщины-эфиоплянки непри­ятнейшей наружности и смердящей. Не будучи в состоянии перенести ее смрад, он отталкивал ее от себя. Она сказала ему: «Я та, которая представляется сладкой в сердцах человеческих. По причине твоего послушания и подвига Бог не дозволил мне обольстить тебя, но явил тебе мое зловоние». Он встал, воссы­лая благодарение Богу, возвратился к отцу и сказал ему: «Уже не хочу идти в мир, я узнал действие диавола и его зловоние». Открыто было и отцу о всем этом, он отвечал сыну: «Если б ты пробыл все сорок дней во внутренней пустыне и вполне сохра­нил заповеданное мной, то увидел бы еще большее». (Еп. Игна­тий. Отечник. с.477.)

Советом три дня провести без пищи вдова укротила вожделение купца, и убедила его стать иноком

В одном селении дружно жили два купца. Один был весь­ма богат, а другой несколько беднее. Первый имел необыкно­венно красивую и целомудренную жену. Он вскоре умер, а второй купец захотел жениться на ней. Вдова узнала о его же­лании и однажды сказала ему:

«Господин мой! Я вижу, что ты, смотря на меня, смуща­ешься. Скажи, что тебе нужно, и я чем могу помогу тебе». Ку­пец признался, что хочет жениться на ней. Она отвечала:

«ЕСЛИ ТЫ ИСПОЛНИШЬ, ЧИ) Я И|Н\’| ИМ» \ іі-Іі. к. її и мі щи,

удовлетворю». Купец обещан т г ми, і ими……….. ,……. їм

Вдова сказала: «Ступай домой и шгнт їй іншими щи …………….. і…

не позову». Купец с радостью обещал ши ним ч Нл и н» |нып
день, когда она его позвала, он настолько ошль ш и………….. .,,

ТОЛЬКО ПОДДерЖИВаеМЫЙ ДруТИМИ ДОШеЛ ДО ІИ.Ч- Млі їм.і . і.ліл ы

«Теперь можешь делать, что хочешь». «Сначала дли

Частое исповедание старцу своих помыслов приносило облегчение брату в брани

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к некоему старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему на­ставление и, утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келлию. Но брань опять пришла к нему. Он снова сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но говорил ему на пользу, наставлял его не только не поддаваться расслаблению, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет искушать, для обличения врага. «Таким образом, — сказал ста­рец, — враг, будучи обличаем, отступит от тебя; ничто так не противно духу любодеяния, как открытие его дела, и ничто не приносит ему такой радости, как сокрытие греховных помыслов». (Еп. Игнатий. Отечник. с. 454.)

Боримый страстью ученик двенадцать раз исповедал старцу свои помыслы и избавился от них только ради смирения старца Брат был борим любодеянием. Встав ночью, он пошел к старцу, исповедал ему свои помышления. Старец утешил его. Успокоенный этим утешением, брат возвратился в свою кел-лию. И опять дух любодеяния начал искушать его. Он снова пришел к старцу. Это повторялось часто. Старец не огорчал его, но говорил полезное его душе: «Не уступай диаволу и не расслабляйся душой. Напротив, каждый раз, как нападает на тебя демон, приходи ко мне; обличаемый, он отступит. Ничто так не огорчает и не ослабляет демона любодеяния, как испо­ведание искусительных помышлений и мечтаний; напротив того, ничто так не увеселяет его, как утаивание этих помышле­ний». Брат приходил к старцу одиннадцать раз, обличая свои помышления. Наконец он сказал старцу: «Окажи любовь, авва, еще скажи мне слово назидания». Старец сказал: «Поверь мне, сын мой, если б Бог попустил помышлениям, которые доса­ждают мне, перейти к тебе, то ты не понес бы их, но непремен­но ниспровергся». Когда старец сказал это, искушение блуд­ной страстью отступило от брата ради смирения старца. (Еп. Игнатий. Отечник. с. 476.)

Пост и труды обезсилили подвижника, но не избавили от плотского вожделения, которое прекратилось в нем после того,

как он, по совету мудрого старца, возложил всю надежду в борьбе на Бога Рассказывали об одном из отцов. Он был от мира и возжи­гался похотью к своей жене. В этом он признался отцам. Они, зная, что он был трудолюбив и делал гораздо более, чем сколь­ко назначали ему, наложили на него такие труды и пост, что тело его обезсилело и он не мог встать. По смотрению же Бо­жию, пришел один странник из отцов — посетить скит. Подойдя к его келлии, увидел, что она растворена, и пошел дальше, удивляясь, почему никто не вышел навстречу? Но по­том он вернулся, говоря: «Не болеет ли брат!» Постучав, он во­шел в келлию, увидел брата в сильном изнеможении и спраши­вает: «Что с тобой, отец?» Тот рассказал ему о себег «Я от мира, и враг ныне разжигает меня на мою жену. Я открыл это отцам, они наложили на меня разные труды и пост, и я, испол­няя их, обезсилел, а брань возрастает». Услышав это, старец опечалился и говорит ему: «Хотя отцы как мужи крепкие хоро­шо наложили на тебя такие труды и пост, но, если хочешь по­слушать моего смирения, оставь это и принимай немного пищи в обычное время, совершай посильную службу Богу и возверзи на Господа печаль твою… (Пс. 54, 23), ибо своими трудами ты не можешь преодолеть этой похоти. Тело наше — как одежда: если сберегаешь ее, она остается в целости, если же не сберегаешь, предается тлению». Выслушав это, отец так и поступил, и через несколько дней брань отступила от него. (Древний патерик, с.111.)

— Юноша, боримый плотским вожделением, исполняя послушание отцу, пробыл двадцать дней в пустыне и видел духа-искусителя в виде смердящей жены Некто пришел в скит, чтобы быть монахом. При нем также был сын-младенец, только что отнятый от груди. Когда сын достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и безпокоить. Он сказал отцу: «Пойду в мир, потому что не могу выдерживать плотского вожделения». Отец утешал его. По прошествии некоторого времени опять говорит юноша отцу: «Я не в силах выдерживать вожделения, отпусти меня, пойду в мир». Отец отвечал: «Еще раз послушай меня. Возьми с собой сорок хлебов и пальмовых ветвей на сорок дней и пой­ди во внутреннюю пустыню, пробудь там сорок дней, и воля Божия да будет». Послушавшись отца, юноша ушел в пусты­ню. Он оставался там и проводил время в подвиге и работе, плетя веревки из сухих пальмовых ветвей и питаясь сухим хле­бом. Когда он пробыл там двадцать дней, то внезапно увидел, что некое диавольское привидение приближается к нему. Оно остановилось близ него в образе женщины-эфиоплянки непри­ятнейшей наружности и смердящей. Не будучи в состоянии перенести ее смрад, он отталкивал ее от себя. Она сказала ему: «Я та, которая представляется сладкой в сердцах человеческих. По причине твоего послушания и подвига Бог не дозволил мне обольстить тебя, но явил тебе мое зловоние». Он встал, воссы­лая благодарение Богу, возвратился к отцу и сказал ему: «Уже не хочу идти в мир, я узнал действие диавола и его зловоние». Открыто было и отцу о всем этом, он отвечал сыну: «Если б ты пробыл все сорок дней во внутренней пустыне и вполне сохра­нил заповеданное мной, то увидел бы еще большее». (Еп. Игна­тий. Отечник. с.477.)

Советом три дня провести без пищи вдова укротила вожделение купца, и убедила его стать иноком

В одном селении дружно жили два купца. Один был весь­ма богат, а другой несколько беднее. Первый имел необыкно­венно красивую и целомудренную жену. Он вскоре умер, а второй купец захотел жениться на ней. Вдова узнала о его же­лании и однажды сказала ему:

«Господин мой! Я вижу, что ты, смотря на меня, смуща­ешься. Скажи, что тебе нужно, и я чем могу помогу тебе». Ку­пец признался, что хочет жениться на ней. Она отвечала:

«ЕСЛИ ТЫ ИСПОЛНИШЬ, ЧИ) Я И|Н\’| ИМ» \  іі-Іі.    к. її и мі щи,

удовлетворю». Купец обещан т г ми, <ш і ими……….. ,……. їм

Вдова сказала: «Ступай домой и шгнт їй іншими щи …………….. і…

не позову». Купец с радостью обещал ши ним ч Нл и н» |нып
день, когда она его позвала, он настолько ошль.м ш и…………..    .,,

ТОЛЬКО ПОДДерЖИВаеМЫЙ ДруТИМИ ДОШеЛ ДО ІИ.Ч-  Млі їм.і . і.ліл ы

«Теперь можешь делать, что хочешь». «Сначала дли мне щ. \ сить пищи, ибо я умираю от голода», — отвечал купгп «Вот ты теперь от голода забыл все и желаешь одною хиго.і Так и впредь, когда плотские помыслы будут искушать к-Он постись и успокоишься, и знай, что по смерти мужа я ни за тебя, ни за кого другого не выйду замуж и пребуду в чистоте. Купец удивился ее целомудрию. «И так как я уверена, что ты любишь Бога больше всего, — продолжала вдова, — то расе і а немея в этой жизни друг с другом навсегда, оставим этот мир и удалимся в монастыри». И как сказала, так и сделала. Она ушла в женский монастырь, а купец — в мужской. И оба они, угодив Богу святой жизнью, перешли в Вечное Царство Отца Небесного. (Прот. В. Гурьев. Пролог, с.902.)

мне щ. \ сить пищи, ибо я умираю от голода», — отвечал купгп «Вот ты теперь от голода забыл все и желаешь одною хигоТак и впредь, когда плотские помыслы будут искушать к-Он постись и успокоишься, и знай, что по смерти мужа я ни за тебя, ни за кого другого не выйду замуж и пребуду в чистоте. Купец удивился ее целомудрию. «И так как я уверена, что ты любишь Бога больше всего, — продолжала вдова, — то расе і а немея в этой жизни друг с другом навсегда, оставим этот мир и удалимся в монастыри». И как сказала, так и сделала. Она ушла в женский монастырь, а купец — в мужской. И оба они, угодив Богу святой жизнью, перешли в Вечное Царство Отца Небесного. (Прот. В. Гурьев. Пролог, с.902.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *