Г лава двенадцатая.

В то время иде Иисус в субботы сквозе сеяния: ученицы же Его взалкаша, и начаша востерзати класы и ясти. Намереваясь объяснить законные постановления, Господь ведет учеников засеянным полем, дабы они ядением своим нарушили закон о субботе.

Фарисее же видевше реша Ему: се ученицы Твои творят, егоже не достоит творити в субботу. Он же рече им: несте ли чли, что сотвори Давид, егда взалка сам и сущии с ним? Како вниде в храм Божий, и хлебы предложения снеде, ихже не достойно бе ему ясти, ни сущим с ним, токмо иереем единым. Фарисеи опять ставят в вину естественную нужду — голод, хотя сами хуже грешат: Господь же заграждает уста их историею Давида. "Давид, говорит Он, по причине голода отважился и на большее". Под хлебами предложения разумеются те двенадцать хлебов, которые полагались на священной трапезе каждый день, — шесть на правой стороне трапезы, и шесть на левой. Хотя Давид был и пророк, однако не должно было есть их ни ему, ни тем более бывшим при нем: их могли есть одни священники. Впрочем по причине голода он заслужил прощение. Так и здесь ученики.

Или несте чли в законе, яко в субботы священницы в церкви субботы сквернят, и неповинни суть. Часто напоминает им: не читали ли? обличая таким образом тот суетный труд их, что они читают, не разумея читаемого. Закон запрещал делать в субботу; но другой закон, напротив, повелевает священникам в субботу приносить жертву, и для жертв рубить дрова и раскладывать огонь, рассекать мяса и делать другая подобные дела. Таким образом с одной стороны, по причине законного запрещения работать в субботу, они оскверняли субботу, когда рассекали дрова и мяса, раскладывали огонь и т. под., но с другой — они невинны были, потому что совершали священнодействие. Господь предложил повествование о Давиде в оправдание учеников, показывая, что они совершенно невинны. Смотри же, сколько обстоятельств приводит Он! Указывает во первых на лица, ибо то были священники: потом — на храм, ибо жертва совершалась во храме: также на самое дело, ибо они, говорит, сквернят субботу. Не сказал: нарушают субботу, но сказал сильнее — сквернят. Наконец присовокупляет, что составляет главное в речи, — то есть что они при всем том неповинны. Господь наперед предложил более легкий ответ, а потом представил сильнейший. Давид однажды по нужде нарушил закон о хлебе предложения, и по рассуждению оставлено было ему согрешение; священники же без нужды каждую субботу нарушают закон о субботе, однако прощается им сие беззаконие по закону же.

Глаголю же вам: яко церкве боле есть зде. Здесь предстоит Сам Господь храма. Итак, если слуги храма, нарушая субботу, бывают неповинны, то тем более слуги Господа храма. Как те, совершая священнодействие — принося жертвы, имели достаточную причину к оправданию, так и апостолы.

Для иудеев, по их немощи. Господь установил один день в неделю, то есть субботний, в который они должны были оставлять обыкновенные работы, давать покой рабам и рабочему скоту и упражняться в чтении закона и в жертвоприношении. Напротив христианам, как более крепким, повелел всю неделю упражняться в чтении и духовном жертвоприношении: особенно же заповедал, в день воскресный ходить в храмы Божии на молитву и заниматься чтением божественных писаний, что составляет духовную жертву. Тех удерживал от прочих дел, дабы занимались чтением закона: а последним, что есть христианам, как упражняющимся в духовном, не возбранил и прочих дел. Ибо не прилично сидеть сложа руки тем, которые не простирают их и на малое зло, ни тем, которые неспособны мудрствовать о высоких предметах, — учиться малому; равным образом не прилично совершенным жить одинаково с несовершенными. Закон действительно возбранял работать в субботу. А священники в субботу и дрова кололи и огонь раскладывали, — а это, по вашему мнению, не есть осквернение субботы. — "Ты говоришь, что те были избранные и законные священники, а Твои ученики не священники. На это говорю вам, яко церкве боле есть зде, то есть Я больше храма и нахожусь с учениками своими как Владыка, посему они еще более могут нарушать субботу, чем священники".

Аще ли бысте ведали, что есть, милости хощу, а не жертвы, николиже убо бысте осуждали неповинных. Господь бо есть и субботы Сын человеческий. Обличает их и укоряет в невежестве за неразумение писаний пророческих. "Не следовало ли, говорит, быть милостивыми к голодным? Притом Я, Сын человеческий, — Господь субботы, как и всего, и виновник всех дней: посему, как Владыка, Я разрешаю и субботу". В духовном смысле понимай это так: апостолы были жители; жатва и колосья — верующие; их — то апостолы срывали и ели, то есть человеческое спасение было пищею их. Это они делали в субботу, то есть во время устранения от злых дел. Фарисеи же негодовали на них. Так бывает в церкви и ныне. Между тем как учители поучают народ и стараются принести многим пользу, некоторые, подобно фарисеям, завидуют и досадуют.

И пришед оттуду, прииде на сонмище их. И се человек бе ту, руку имый суху: и вопросиша его, глаголюще: аще достоит в субботы целити? да на него возглаголют. Другие Евангелисты (Марк. 3, Лук. 6) говорят, что Иисус предложил сей вопрос. Но фарисеи, как люди завистливые, предполагая, что Он исцелит его, как исцелял многих других, предупредили его, и, как говорит Матфей, предложили вопрос; а потом Господь и Сам спросил, как бы в укоризну их слепоте, о чем говорят другие Евангелисты. Фарисеи спрашивали Его с тем, чтобы, если скажет, что должно исцелять в субботу, обвинить Его. Но Он не только словом, но и делом ответствовал на то, исцелив больного.

Он же рече им: кто есть от вас человек, иже имать овча едино, и аще впадет сие в субботы в яму, не имет ли е, и измет? Кольми убо лучши есть человек овчате? Темже достоит в субботы добро творити. Обличает их в том, что они для корысти нарушают субботу, чтоб не лишиться овцы, а человека исцелить не допускают. И так Он обличает их здесь, как любостяжательных, как немилосердных и как преступников закона Божия; ибо они, чтобы не потерять овцы, преступают закон о субботе, и не желая исцеления человеку, обличают себя в немилосердии.

Тогда глагола человеку: простри руку твою: и простре, и утвердися цела, яко другая. Многие и ныне имеют сухие руки, то есть не милостивые и не простирающиеся к требующим. Но когда огласит их слово евангельское, простирают их для подаяния, хотя фарисеи, то есть отсеченные от нас гордые демоны — (фарисей значит пресечение), — по своей вражде против нас, и не хотят того, чтоб руки наши простирались для подаяния милостыни, подобно тому, как тогда фарисеи не желали исцеления недужному.

Фарисее же изшедше совет сотвориша на Него, како Его погубят. Иисус же разумев отъиде оттуду. О зависть! когда принимают благодеяния, тогда особенно неистовствуют. Христос уходит, потому что еще не настало время страдания и вместе щадя фарисеев, да не впадут в грех убийства: ввергать себя в опасность без нужды есть дело небогоугодное. Вникни присем в слово — изшедше: они тогда стали совещаться о погублении Иисуса, когда ушли от Бога; ибо никто пребывающий в Боге не составляет подобных советов.

И по Нем идоша народи мнози, и исцели их всех. И запрети им, да не яве Его творят. Желая укротить зависть фарисеев, не хочет, чтоб о Нем объявили: Он всеми способами старался уврачевать их.

Яко да сбудется реченное Исаием пророком, глаголющим: се Отрок Мой, Егоже изволих: возлюбленный Мой, наньже благоволи душа Моя: положу Дух Мой на Нем, и суд языком возвестит: не преречет, ни возопиет. Евангелист приводит и пророка во свидетели кротости Иисусовой. Чего бы, говорит, ни хотели иудеи. Он сотворит; хотят ли, чтобы Он не являлся? Он и это исполнит, не станет противиться, подобно какому либо честолюбцу, не будет и спорить; напротив возвестит народу, чтобы не объявляли о Нем. Он возвестит суд и язычникам, то есть будет учить и язычников: ибо суд здесь тоже, что учение, знание и различение добра. Или — возвестит язычникам и о будущем суде, о котором они никогда не слыхали.

Ниже услышит кто на распутиих гласа Его: поелику Он учил не среди площади, ни на дорогах, как славолюбивые фарисеи, но в храме, или в синагогах, или на горе, или близ моря, удаляясь от славы народной.

Трости сокрушены не преломит, и лена внемшася не угасит. "Он мог, говорит, сокрушить иудеев, как надломленную трость, и угасить неистовство гнева их, как курящийся лен, но не хотел, пока не совершит Своего служения и не победит их во всем". Это показывает в следующих словах.

Дондеже изведет в победу суд: и на имя Его языцы уповати имут. Чтобы не имели чем оправдываться, все терпел, дабы в последствии осудить их, как не могущих дать ответа. Ибо чего Он не сделал, да приобрящет их! Но они не восхотели. И так язычники уповати имут на Него, поелику не хотели того иудеи. Василий Великий под тростию сокрушенною (надломленною) разумеет такого человека, который подвержен какой-либо страсти, и в тоже время желает исполнять волю Божию. Такого человека не надобно сокрушать и отвергать, но наставлять, подобно как Господь наставлял: внемлите милостыни вашея, говорил Он, не творити пред человеки, яко да видими будете ими (Матф. 6, 1); или как Апостолы учили по его наставлению, говоря: Вся творите без роптания и размышления (Филип. 2, 14), также: ничтоже по рвению, или тщеславию, (Филип. 2, 3). Курящийся лен означает такого человека, который исполняет заповеди Божии без теплого чувства и не с полным усердием. Он означает еще ослабевшего человека, которого также не должно отвергать, напротив нужно возбуждать и поощрять напоминанием о судьбах Божиих и божественных обетованиях.

Тогда приведоша к Нему беснующася слепа и нема: и исцели его, яко слепому и немому глаголати и глядати, И дивляхуся вси народи глаголюще: еда сей есть Христос сын Давидов? Демон заградил все пути, ведущие к вере, — и зрение, и слух, и язык, но Иисус исцеляет сии чувства, и называется от народа сыном Давидовым; ибо Христа ожидали от семени Давидова. Ежели и ныне случится тебе видеть, что иной ни сам не разумеет добра и не принимает слов другого; то почитай его слепым, немым и глухим, и помолись о нем, да исцелит его Христос, коснувшись сердца его.

Фарисее же слышавше реша: Сей не изгонит бесы, токмо о веельзевуле князе бесовстем. Хотя Господь и удалился ради их: но они издали слыша, что Он делал людям благодеяния, клеветали на Него. Значит, они так были враждебны к человеческой природе, как сам дьявол.

Ведый же Иисус мысли их, рече им: всякое царство раздельшееся нася запустеет: и всяк град или дом разделивыйся на ся не станет. И аще сатана сатану изгонит, на ся разделился есть: како убо станет царство его? Обличая помышления их, тем самым показывает, что Он Бог. Он ответствует им подобием, заимствуемым от обыкновенных предметов и обнаруживает безумие их. Ибо как демоны могут изгонять друг друга, когда они всегда стараются помогать друг другу? Сатана значит противник.

И аще Аз о веельзевуле изгоню бесы, сынове ваши о ком изгонят? Сего ради тии вам будут судии. "Пусть, говорит, Я таков, как вы говорите: чьею же силою изгоняют ваши сыны, то есть апостолы — (ибо они были их сыны)? — ужели и они изгоняют силою веельзевула? Если же они изгоняют божественною силою; то тем более Я, потому что они совершают чудеса Моим именем. И так они послужат к осуждению вашему за то, что вы все еще клевещете на Меня, хотя и видите, что они чудодействуют Моим же именем".

Аще ли же Аз о Дусе Божии изгоню бесы: убо постиже на вас царствие Божие. Говорит как бы так: "если Я изгоняю бесов божественною силою: то Я — Сын Божий, и пришел ради вас, дабы вас облагодетельствовать. Очевидно, что постиже вас пришествие Мое — (царствие Божие есть пришествие Христово); зачем же вы поносите пришествие Мое к вам и ради вас?"

Или како может кто внити в дом крепкаго, и сосуды его расхитити, аще не первее свяжет крепкаго? и тогда дом его расхитит. "Я столько, говорит, далек от дружбы с демонами, что противоборствую им и связываю их, бывших до пришествия Моего крепкими". Ибо вошедши в дом, то есть в мир, Христос расхитил (то есть исхитил от работы диавола) сосуды бесовские, то есть человеков, которыми обладали прежде демоны. Он ведет приточную речь и показывает, что бесовский князь крепок, впрочем не по природе, а потому, что крепко мучил и насиловал тех, которые по нерадению были немощны. Под сосудами его разумеются также подвластные ему демоны, как орудие его. Посему св. Лука и назвал их орудиями его, посредством которых он порабощал отверженных людей. Смысл сей приточной речи тот, что Христос не только не имеет любви к бесовскому князю, но и связал нечистую и слабую силу его, и что Он не расхитил бы, то есть не разогнал бы бесов, если бы наперед не связал самого князя, укрепляющего их.

Иже несть со Мною, на Мя есть: и иже не собирает со Мною, расточает. "Как, говорит, станет помогать Мне веельзевул, который напротив противодействует Мне? Я учу добру, а он — злу; как же он со Мною? Я собираю людей во спасение, а он расточает. Касается сим словом и Фарисеев, которые, когда он учил и доставлял многим пользу, настраивали народ, чтоб не приходили к Нему. Таким образом (Господь) показывает, что они истинно подобны демонам.

Сего ради глаголю вам: всяк грех и хула отпустится человеком: а яже на Духа хула, не отпустится человеком. И иже аще речет слово на Сына человеческаго, отпустится ему: а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий. Здесь говорит, что всякий другой грех имеет хотя малое извинение, напр. блуд, воровство; ибо мы ссылаемся обыкновенно на человеческую немощь, и потому заслуживаем некоторое извинение. Но когда кто видит совершаемые Духом Святым чудеса и производит их от демона, тот какое может иметь извинение? Очевидно, он знает, что они происходят от Св. Духа, но злонамеренно хулит их; как же он может быть прощен? Таким образом когда иудеи видели, что Господь ел и пил, что Он обращался с мытарями и блудницами и делал все прочее, свойственное Ему, как Сыну человеческому, и потом порицали Его, как ядцу и винопийцу; то в этом они достойны извинения, и в сем не потребуется от них покаяния, поелику они соблазнялись, как им казалось, не без причины. Но когда видели, что Он творит и чудеса, и однако клеветали и хулили Св. Духа, называя это бесовским делом; то как им отпустится этот грех, если не покаются? Итак знай, что кто хулит Сына человеческого, видя Его живущего по-человечески, и называет Его другом блудников, ядцею и винопийцею за то, что Христос так поступал; такой человек, если и не покается, не даст в том ответа: он получит прощение, потому что под покровом плоти не предполагал в Нем Бога. Но кто хулит Св. Духа, то есть духовные дела Христовы, и называет их бесовскими; тот, если не покается, не будет прощен, поелику не имел никакой благовидной причины к хуле, как напр. тот, кто клеветал на Христа, видя Его среди блудников и мытарей. Так не отпустится ему ни здесь, ни там; но он будет наказан и здесь и там. Многие наказываются здесь только, а там нет, как бедный Лазарь; другие — и здесь и там, как Содомляне и хулящие Св. Духа; иные же ни здесь, ни там, напр. апостолы, предтеча и другие. Они хотя, по-видимому, наказываемы были, когда подвергались гонениям, но это не было наказание за грехи, а искушение ведущее к венцам.

Или сотворите древо добро, и плод его добр: или сотворите древо зло, и плод его зол; от плода бо древо познано будет. Поелику иудеи не могли признавать чудес злыми делами, а совершавшего их Христа хулили, приписывая Ему бесовские свойства, то Он говорит: "или и Меня признавайте добрым деревом, и чудеса Мои будут добрый плод; или если вы признаете Меня гнилым деревом, то и чудеса Мои, очевидно, будут плод худой. Но о чудесах, или плодах Моих вы говорите, что они добры; следовательно и Я — доброе древо, потому что, как древо узнается по плодам, так и Я могу быть узнан из чудес Моих".

Порождения эхиднова, како можете добро глаголати, зли суще? "Вот, говорит, вы, будучи злыми древами, приносите и плод злой, когда злословите Меня; так и Я, если бы был зол, приносил бы и худой плод, а не такие чудеса". Называет их порождением эхидниным. Так как они хвалились Авраамом, то он дает им знать, что они не Авраама потомки, а предков дурных, каковы и сами они.

От избытка бо сердца уста глаголют. Благий человек от благаго сокровища износит благая: и лукавый человек от лукаваго сокровища износит лукавая. Когда видишь, что кто либо срамословит или празднословит, то знай, что в сердце у него еще не то, что говорит, но гораздо более того, потому что наружу изливается только избыток, то есть тот, скрывая многое внутрь себя, открывает только малую часть скрываемого. Подобно сему и тот, кто говорит доброе, в сердце носит гораздо больше добра. Мудрствование о всякой добродетели во славу Божию о Христе есть сокровище благое, а мудрствование на зло, осужденное Богом, есть сокровище лукавое. От сих-то сокровищ и выносит всякий, по слову Христову, добро или зло — словами ли то, или делами.

Глаголю же вам, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный. От словес бо своих оправдишися, и от. словес своих осудишися. Всякое слово, не служащее к действительной христианской пользе, есть праздное слово, и посему пагубно. Хотя оно кажется и хорошим, но не служит к утверждению веры и к спасению, или произносится не с доброю целью, не останется без осуждения, потому что не служит к пользе и оскорбляет Св. Духа Божия. Об этом учил и апостол говоря: всяко слово гнило да не исходит, из уст ваших (Ефес. 4, 29). Но слово истинно доброе способствует утверждению веры, дает благодать слушающим и не оскорбляет Св. Божия Духа, хуже чего ничто не может быть. Здесь и нас Он устрашает, то есть, что и мы дадим ответ за каждое праздное слово, как — то за слово ложное, срамное или неблагопристойное и насмешливое. Потом, дабы не подумали, что Он говорит нечто Свое, приводит свидетельство из писания: от словес, говорит, своих оправдишися, и от словес своих осудишися (Иов. 15, 6. Еккл. 10, 12).

Тогда отвещаша нецыи от книжник и фарисей, глаголюще: Учителю, хощем от Тебе знамение видети. Евангелист как бы с удивлением присовокупил — тогда: ибо, когда надлежало покориться в следствие бывших чудес, тогда они просят знамения. Хотят видеть знамение с неба, как говорит другой Евангелист, поелику им думалось, что земные знамения производит Он силою дьявольскою.

Что же Спаситель?

Он же отвещав рече им: род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи, тако будет и Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощи. Называет их лукавым родом, как льстецов и неблагонамеренных людей: прелюбодейным, поелику они отступили от Бога и прилепились к демонам. Знамением называет Свое воскресение, как событие чрезвычайное, так как Он, нисшедши в сердце земли, то есть в преисподнейшее место, или, что то же, во ад, в третий день воскрес [5]. Под тремя днями и ночами разумей неполные дни и ночи. Он умер в пятницу, — вот был первый день; субботу оставался мертв, — вот другой день; ночь на воскресенье застала Его тоже мертвым. Так насчитываются трое суток неполные, как и мы часто имеем обычай считать время.

Мужие Ниневитстии востанут на суд с родом сим, и осудят его: яко покаяшася проповедию Иониною: и се боле Ионы зде. "Ионе проповедавшему по выходе из кита, говорит, поверили, а Мне и по воскресении Моем вы не поверите; посему и будете осуждены ниневитянами, которые поверили рабу Моему Ионе, без знамений и чудес, хотя они были варвары. Осуждены будете, потому что вы выросли с пророками, видели знамения и чудеса, и не смотря на то не поверили Мне, Господу", — что означается словами: и се боле Ионы зде.

Царица южская востанет на суд с родом сим, и осудит и: яко прииде от конец земли слышати премудрость Соломонову: и се боле Соломона зде. "Царица эта, хотя и была слабая женщина, пришла, говорит, издалека, и пришла, только для того, чтобы слышать учение о деревах, садах и о некоторых естественных предметах; а вы не приняли Меня, когда Я Сам пришел к вам, говорю вам неизреченные истины и совершаю для вас чрезвычайные дела.

Егда же нечистый дух изыдет от человека, проходит сквозе безводная места, ища покоя, и не обретает. Тогда речет: возвращуся в дом мой, отнюдуже изыдох: и пришед обрящет празден, пометен и украшен. Тогда идет и поймет с собою седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту: и будут последняя человеку тому горша первых, Тако будет и роду сему лукавому. Этими словами Господь дает знать, что они пришли на край погибели от того, что не приняли Его. "Освободившиеся от бесов еще хуже становятся в последствии, ежели не исправляются. Так и ваш род одержим был демоном, когда вы покланялись идолам. Чрез пророков Я изгнал этого демона, пришел и сам с намерением еще более очистить вас; но поелику вы отвергли Меня, и хотите даже погубить Меня, то, как более тяжкие грешники, будете наказаны тяжело, и последний плен ваш будет гораздо тягостнее прежних". А ты разумей еще вот что: посредством крещения нечистый дух изгоняется, и бродит по безводным местам и душам некрещеным, но в них не находит покоя. Ибо покой для демонов состоит в том, чтобы смущать крещеных на злые дела, тогда как некрещеными он и без того давно уж владеет. Таким образом он возвращается к крещеному с семью духами, ибо, как семь духовных даров, так в противоположность сему семь же и духов злобы. Когда он возвратится к крещеному, и найдет его праздным, то есть без добрых дел и, по причине лености, без твердости к сопротивлению врагам, тогда бедствие его бывает больше; потому что прежде очистившись чрез крещение, он после не имеет надежды на второе крещение, кроме крещения покаянием, которое весьма трудно.

Еще же Ему глаголющу к народом, се мати Его и братия Его стояху вне, ищуще глаголати Ему. По-человечески мать хотела показать, что имеет власть над сыном, ибо в то время она еще ничего особенно великого не помышляла о Нем. Поэтому, будучи неравнодушна к чести видеть сына послушным себе, желает вызвать Его даже среди речи. Что же Христос? Поелику Он узнал намерение ее, то слушай, что говорит.

Рече же некий Ему: се мати Твоя, и братия вне стоят, хотяще глаголати Тебе. Он же отвещав рече ко глаголющему Ему: Кто есть мати Моя? и кто суть братия Моя? И простер руку Свою на ученики Своя, рече: се мати Моя и братия Моя, Иже бо аще сотворит волю Отца Моего, иже есть на небесех, той брат Мой, и сестра и мати Ми есть. Не в укор матери говорит это, но для исправления человеческой мысли ее; ибо не сказал: она Мне не мать, но дал знать, что если она не будет исполнять воли Божией, то ей нисколько не принесет пользы то, что она родила Меня. И так Он не отрекается от естественного родства, но восполняет его родством по добродетели; потому что недостойный человек не получает никакой пользы от плотского родства. Предотвратив таким образом недуг тщеславия. Он тотчас повинуется зовущей Его матери. Ибо далее Евангелист говорит:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *