Г лава тринадцатая.

В день же той изшед Иисус из дому, седяше при мори: и собрашася к Нему народи мнози, якоже Ему в корабль влезти и сести: и весь народ на брезе стояше. Иисус сел в корабль, дабы всех слушателей иметь перед глазами и дабы все они могли слышать слово Его. Таким образом с моря уловляет Он находящихся на земли.

И глагола им притчами много, глаголя. На горе простому народу говорит без притчей, а здесь, в присутствии коварных фарисеев, говорит в притчах, дабы хоть потому, что не понимают, сделали ему вопрос и получили вразумление. С другой стороны им, как недостойным, и не следовало ясно предлагать учения, поелику не должно повергать бисер пред свиниями. Первую притчу изрекает такую, которая наиболее способна возбудить внимание в слушателе. Итак, слушай.

Се изыде сеяй да сеет. Сеятелем называет Себя Самого, а семенем Свое слово. Вышел же Он не на одно какое-либо место, потому что был везде; но так как Он приблизился к нам плотию, то и говорится, что Он вышел, то есть от Отеческих недр. Он Сам вышел к нам, потому что мы не могли придти к Нему. И для чего же вышел? Для того ли, чтобы зажечь землю по множеству терния? Или для того, чтоб наказать? Нет, для того, чтобы сеять. Семя называет Он Своим; ибо и пророки сеяли семя, но не свое, а Божие. Он же, как Бог, сеял собственное семя, поелику не по благодати Божией сделался мудрым, но Сам был премудрость Божия.

И сеющу ему, ова падоша при пути: и приидоша птицы, и позобаша я. Другая, же падоша на каменных, идеже не имеяху земли многи: и абие прозябоша, зане не имеяху глубины земли. Солнцу же возсиявшу присвянуша, и зане не имеяху корения, изсхоша. Означенные словом — при пути, суть люди ленивые и нерадивые, которые совсем не принимают слова, потому что мысль их — как бы утоптанная и жесткая дорога, нисколько не вспаханная. Поэтому семя слова похищают у них птицы небесным, то есть духи воздушные — бесы. Под каменистою землею разумеются те, которые внимают слову, но по немощи своей не борются с искушениями и скорбями, и продавши спасение (за мирские блага), погибают. Под воссиявшим солнцем должно разуметь искушения, ибо зной солнечный изображает искушения: сверх того искушения, подобно солнцу освещающему сокровенные места, обнаруживают людей и показывают, каковы они.

Другая же падоша в тернии, и взыде терние, и подави их. Это те, которые заглушают слово житейскими заботами. Так, богатый хотя по видимому делает доброе дело, но его дело, которому препятствуют житейские заботы, не растет и остается безуспешным.

Другая же падоша на земли добрей, и даяху плод, ово убо сто, ово же шестьдесят, ово же тридесять. Три части семени погибли, уцелела только четвертая, ибо не много спасающихся. О доброй земле говорит после, дабы подать нам надежду покаяния; ибо всякому можно сделаться доброю землею, хотя бы кто был каменистая земля, или лежал как дорога и попирался демонами, или же был бы тернистая земля. Не все принявшие слово приносят плод одинаковый. Один приносит сто, например тот, кто совершенно нестяжателен и ведет строго подвижническую жизнь; другой — шестьдесят, — это, по моему мнению, общежительный монах, который еще и житейскими делами занимается; третий приносит тридцать, — это человек, избравший честный брак и со всевозможным усердием упражняющийся в добродетелях. Смотри: благодать Божия принимает всех, как много, так мало и средственно приносящих плод.

Имеяй ушы слышати, да слышит. Это показывает, что имеющие духовные уши должны понимать это духовно. Поелику многие имеют уши не для того, чтобы слушать; то и присовокупляет: имеяй, ушы слышати, да слышит, то есть имеющий духовные уши, чтобы слушать о духовном.

И приступивше ученицы (Его) рекоша Ему: почто притчами глаголеши им? Он же отвещав рече им: яко вам дано есть разумети тайны царствия небеснаго, онем же не дано есть. Иже бо имать, дастся ему, и преизбудет ему: а иже не имать, и еже имать, возмется от него. Видя большую неясность в словах Христа, ученики, как общие попечители народа, приступают с вопросом. Он же говорит: вам дано есть разумети тайны. То есть: "поелику вы имеете расположение и старание, то вам дано, а тем, как не имеющим старания, не дано". Принимает обыкновенно тот, кто просит: просите, сказано, и дастся вам (Матф. 7, 7). Смотри же, как здесь Господь предложил (всем) притчу, а приняли ее одни ученики. Итак хорошо сказал Господь, что знание дается и приумножается тому, кто имеет старание, а кто не имеет старания и надлежащего смысла, у того взято будет и то, что он думал иметь; то есть хотя кто и малую искру добра имеет, то и ту погасит своею леностью, не стараясь раздувать и разжигать ее духом и духовными делами.

Сего ради в притчах глаголю им, яко видяще не видят, и слышаще не слышат, ни разумеют. Вникни в это, ибо здесь разрешается вопрос тех, которые говорят, что иные бывают злы по природе и от Бога. Сам, говорят, Христос сказал: вам дано есть разумети тайны, иудеям же не дано. Отвечаем с Богом: Бог дает всем естественную способность разуметь должное. Он просвещает всякаго человека грядущаго в мир (Иоан. 1, 9), а омрачает нас наша воля. Это самое здесь и показывается. Христос говорит, что естественно зрячие, то есть созданные от Бога способными понимать, не видят по своей воле, и что слышащие, то есть от Бога созданные естественно способными слышать и разуметь, не слышат и не разумеют по собственному произволу. В самом деле, — скажи мне, не видели ли они чудес Христовых? Конечно, видели, но сами себя сделали слепыми и глухими, и обвиняли Христа, ибо это значит: видяще не видят. Во свидетеля Христос приводит и пророка.

И сбывается в них пророчество Исаиино, глаголющее:

слухом услышите, и не имате разумети: и зряще узрите, и не имате видети. Отолсте бо сердце людей сих и ушима тяжко слышаша, и очи свои смежиша, да не когда узрят очима, и ушима услышат, и сердцем уразумеют, и обратятся, и исцелю их (Исаии 6, 9, 10). Видишь, что говорит пророк! "Не потому, сказано, не разумеете, будто Я создал сердце ваше грубым, но потому, что оно, прежде нежное, огрубело впоследствии", ибо все делающееся грубым сначала бывает нежно. По огрубении же сердца, они зажмурили и глаза свои. Не сказал, что Бог зажмурил у них глаза, но они произвольно сами поступили так для того, чтоб им не обратиться, и чтоб Я не исцелил их. Таким образом по своей злой воле они постарались остаться неизлечимыми и неспособными к обращению.

Ваша же блаженна очеса, яко видят: и уши ваши, яко слышат. Аминь бо глаголю вам, яко мнози пророцы и праведницы вожделеша видети, яже видите, и не видеша, и слышати, яже слышите и не слышаша. Блаженны и чувственные очи и уши Св. Апостолов, а тем более достойны ублажения духовные очи и уши их, так как они познали Христа. Предпочитает их пророкам, потому что они видели Христа чувственно, а пророки только мысленно. Притом пророки не удостоились стольких тайн и такого ведения, как Апостолы. Таким образом Апостолы преимуществуют пред пророками в двух отношениях: в том, что видели (Христа) телесно, и в том, что гораздо духовнее их постигли Божественные тайны. Затем Христос объясняет ученикам и самую притчу.

Вы же услышите притчу сеющаго. Всякому слышащему слово царствия и не разумевающу, приходит лукавый, и восхищает всеянное в сердце его: сие есть, (еже) при пути сеянное. Сим побуждает нас вникать в то, что говорят нам учители, дабы и нам не уподобиться находящимся при пути. Можно сказать также: поелику путь есть Христос, то находящиеся при пути суть те, которые вне Христа, которые то есть не на пути, а вне сего пути.

А на камени сеянное, сие есть, слышай слово, и абие с радостию приемлет е. Не имать же корене в себе, но привременен есть. Бывши же печали, или гонению словесе ради, абие соблажняется. Печали сказал: поелику многие, подвергаясь скорби от родителей, или от каких-либо несчастий, тотчас произносят хулы. О гонении же сказано по отношению к тем, которые впадают в руки мучителей.

А сеянное в тернии, се есть, слышай слово, и печаль века сего, и лесть богатства подавляет слово и без плода бывает. Не сказал: век сей подавляет, но печаль века сего, не богатство, но лесть богатства; ибо богатство в том случае, когда расточаемо бывает бедным, не подавляет, а еще возвращает слово. Тернием же означаются заботы и пресыщение, так как они возжигают огонь и похоти и геенны. И как терние, будучи остро, вонзается в тело, и едва может быть вынуто; так и пресыщение, когда овладеет душею, не скоро может быть искоренено.

А сеянное на добрей земли, се есть, слышай слово и разумевая: иже убо плод приносит, и творит ово сто, ово же шестьдесят, ово тридесять. Виды добродетели различны, различны и преуспевающие в духовной мудрости, смотря потому, сколько кому дается по чистоте сердца. Заметь же, какой порядок в притче: прежде всего нам надобно услышать и уразуметь слово, дабы не уподобиться тем, кои находятся при пути: потом должно твердо содержать слышанное в сердце: далее — быть не любостяжательными, ибо что пользы в том, если услышу и удержу, но пристрастием к богатству заглушу слышанное?

Ину притчу предложи им глаголя: уподобися царствие небесное человеку сеявшу доброе семя на селе своем: Спящым же человеком, прииде враг его, и всея плевелы посреде пшеницы, и отъиде. Егда же прозябе трава, и плод сотвори, тогда явишася и плевелие. Пришедше же раби господина, реша ему: господи, не доброе ли семя сеял еси на селе твоем? откуду убо имать плевелы? Он же рече им: враг человек сие сотвори, раби же реша ему: хощеши ли убо, да шедше исплевем я? Он же рече (им): ни: да не когда восторгающе плевелы, восторгнете купно с ними (и) пшеницу. Оставите расти обое купно до жатвы: и во время жатвы реку жателем: соберите первее плевелы, и свяжите их в снопы, яко сожещи я; а пшеницу соберите в житницу мою. В первой притче сказал, что только четвертая часть семени пала на добрую землю, а в настоящей показывает, что враг, по причине нашего сна и нерадения, не оставил нерастленным и сего самого семени, которое пало на добрую землю. — Село есть мир, или душа каждого; сеятель — Христос; доброе семя — заповеди Его; земля добрая — добрые люди, или добрые помышления; плевелы суть ереси и худые помышления, а посеявший их есть диавол. Спящие люди суть те, которые по нерадению и лености дают место еретикам, и диаволам и худым мыслям, не сопротивляясь им мужественно; рабы означают Ангелов, которые негодуют, видя в душе человека ереси или нечестие, и желают исторгнуть из сей жизни и сожечь как еретиков, так и (вообще) мыслящих лукаво. Но Бог не позволяет погублять еретиков вооруженною рукою, дабы вместе с ними не пострадали и не были погублены и праведные. Равным образом Бог не хочет погубить человека и за злые помышления его, дабы также не погибла с ним и пшеница. Напр. если бы Матфей исторгнут был из сей жизни, когда был в числе плевел; то вместе с ним погибла бы имевшая впоследствии прозябнуть от него и пшеница слова его. Также точно и Павел и разбойник, когда были плевелами, не были потреблены, но оставлены жить, дабы впоследствии произросла их добродетель. Посему Господь скажет Ангелам в кончину века: соберите плевелы, то есть еретиков и лукавых людей. Как же? в снопы, то есть связав им руки и ноги, так как в то время никто не может делать ни доброго, ни худого, но всякая деятельная сила будет связана. Пшеница, то есть святые будут собраны жателями — ангелами в небесные житницы. Подобно сему и худые помышления, которые имел Павел, когда был гонителем, пожжены были огнем Христа, который пришел Он воврещи на землю (так и грехи всех пожигаются покаянием), а пшеница, то есть благие помышления благих людей, собраны в хранилище Церкви.

Ину притчу предложи им глаголя: подобно есть царствие небесное зерну горушичну, еже взем человек всея на селе своем: Еже малейше убо есть от всех семен: егдаже возрастет, более всех зелий есть, и бывает древо: яко приити птицам небесным, и витати на ветвех его. Горчичное зерно означает проповедь и апостолов, которые объяли всю вселенную, хотя их было не много, так что на них почивают птицы небесные, то есть те, которые имеют легкий и парящий в высоту ум. Будь же и ты горчичным зерном, по виду малым. Ибо не должно хвалиться добродетелию, но должно быть теплым, ревностным, проворным и обличительным, а не ласкателем и лицемером. В таком случае, как совершенный, ты соделаешься больше других растений, то есть слабых и несовершенных людей, так что и птицы небесные, то есть ангелы будут почивать на тебе, как человеке, ведущем ангельскую жизнь, ибо они радуются о праведных.

Ину притчу глагола им: подобно есть царствие небесное квасу, егоже вземши жена скры в сатех трех муки, дондеже вскисоша вся. Закваскою, как и зерном горчичным, называет апостолов. "Как закваска, при всей своей малости, делает все тесто таким, какова сама; так и вы, говорит, преобразуете весь мир, хотя вас и не много будет". Сата была у иудеев одна из мер, подобно как и у нас есть меры, напр. фунт, пуд и др. Некоторые под закваскою разумеют проповедь, под тремя сатами — три силы души, — познавательную, чувствовательную и желательную, а под женою — душу, которая, скрывши проповедь во всех своих силах, смешивается таким образом с нею, заквашивается и освящается от нее. И так нам всецело надобно закваситься и претвориться в божественное, поелику говорит: дондеже вскисоша вся,

Сия вся глагола Иисус в притчах народом, и без притчи ничесоже глаголаше к ним: Яко да сбудется реченное пророком глаголющим: отверзу в притчах уста Моя: отрыгну сокровенная от сложения мира (Псал. 77, 2). Дабы ты не подумал, что Христос изобрел некоторый новый способ учения, Евангелист приводит предсказание о том, как Иисус должен был учить и именно о том, что Он должен был учить в притчах. Слово — яко — принимай в значении не винословной, а изъяснительной частицы, ибо Христос учил таким образом не для того, чтобы исполнилось пророчество; но поелику Он учил в притчах, то из самого. события и оказалось, что пророчество исполнилось на Нем. Без притчи не глаголаше к ним, то есть только в то время, так как Он не всегда говорил в притчах, но часто и без притчей, открыто. Отрыгнул же Господь то, что оставалось сокрытым от создания мира, что утаено было и от ангелов; ибо Он открыл нам небесные тайны.

Тогда оставль народы, прииде в дом Иисус. Оставил народ тогда, когда народ не воспользовался учением. Он говорил притчами, дабы Его вопросили; народ же не позаботился о сем, не хотел спросить и вразумиться, и таким образом Господь по справедливости оставляет его.

И приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще: скажи нам притчу плевел селных. Спрашивают его об одной этой притче, ибо прочие притчи казались им более ясными. Плевелами называется все, что растет среди пшеницы, ко вреду для нее, как то: куколь, журавлиный горох, дикий овес и другое, не свойственное пшенице, как и душе — лукавые помышления.

Он же отвещав рече им: сеявый доброе семя есть Сын человеческий: А село, есть мир: доброе же семя, сии суть сынове царствия: а плевелы, суть сынове неприязненнии: а враг всеявый их, есть диавол: а жатва, кончина века есть: а жатели, ангели суть. Якоже убо собирают плевелы, и огнем сожигают: тако будет в скончание века сего. Послет Сын человеческий ангелы Своя, и соберут от царствия Его вся соблазны, и творящих беззаконие. И ввергнут их в пещь огненну: ту будет плачь и скрежет зубом. Что надлежало сказать (в объяснение сего), то сказано было нами выше. Так, мы сказали, что здесь идет речь о ересях, которым попускается быть до скончания века. Иначе, если мы станем убивать и истреблять еретиков, возникнут возмущения и войны, а при возмущениях может быть и то, что многие и из верных погибнут. Но и Павел и разбойник, прежде нежели уверовали, были плевелами: и однако же ради того, что посте они имели сделаться чистою пшеницею Христу, не были истреблены в то время, и в последствии принесли Богу плод, а плевелы пожгли огнем Св. Духа. Посему не должно убивать еретиков, а должно удаляться от них и не вступать с ними в разговор, кроме тех случаев, когда это нужно для того, чтобы обратить их и опять сделать пшеницею. Если же останутся плевелами, то сами узнают, когда искушены будут огнем.

Тогда праведницы просветятся яко солнце, в царствии Отца их. Имеяй уши слышати, да слышит. Поелику солнце кажется нам блистательнее всех звезд, то светозарность праведников сравнивается с солнцем. Но они будут сиять светлее солнца. Притом, поелику Солнце правды есть Христос, то праведники просветятся тогда подобно Христу, ибо говорится, что они будут как боги. Потому сказал: имея ушы слышаши, да слышит.

Паки подобно есть царствие небесное сокровищу сокровену на селе, еже обрет человек скры: и от радости его идет, и вся, елика имать, продает, и купует село то. Село — мир, сокровище — проповедание веры и познание о Христе. Оно сокрыто в мире; премудрость бо, говорит Ап. Павел, проповедуем сокровенную от начала века (1 Кор. 2, 7). Ищущий знания о Боге, находит его, и все, что имеет, то есть и языческие учения, и злые нравы, и богатства, тотчас бросает и покупает село, то есть мир. Ибо тот, кто познал Христа, владеет достоянием всего мира, как собственностию, не имея ничего, обладает всем, содержит в рабском подчинении себе твари, повелевая ими, как Моисей, Иисус, Илия и другие.

Паки подобно есть царствие небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей; Иже обрет един многоценен бисер, шед продаде вся, елика имяше, и купи его. Настоящая жизнь есть море; купцы суть те, которые странствуют по сему морю и стараются приобресть какое-либо знание. Мнения многих мудрецов представляют в себе многие жемчужины; но одна драгоценная жемчужина; ибо одна истина, которая есть Христос. О происхождении жемчуга говорят следующее; есть в море некоторые особенные раковины, которые обыкновенно бывают крепко замкнуты черепицами. Но иногда они раскрываются, и когда упадет на них молния, опять затворяются. От павшей молнии и от сошедшей росы зачинается в них жемчуг, который потому и бывает чрезвычайно бел. Так и Христос зачался в Деве от небесной молнии — Св. Духа. И как обладающий жемчугом и часто держащий его в руке, сам знает, каким владеет богатством, а другие не знают; так и проповедь истинной веры сокрыта бывает от нерадивых и нехотящих искать ее. Но необходимо должно искать и иметь сей истинный жемчуг и отдавать все за него.

Паки подобно есть царствие небесное неводу ввержену в море, и от всякаго рода собравшу: Иже егда исполнися, извлекоша и на край, и седше избраша добрыя в сосуды, а злыя извергоша вон. Тако будет в скончание века: изыдут ангели и отлучат злыя от среды праведных: и ввергут их в пещь огненную; ту будет плачь и скрежет зубом. Поистине страшна сия притча; ибо показывает, что если мы и имеем веру, но не ведем доброй жизни, ввержены будем в огонь. Невод означает учение веры, которое переплетено знамениями и пророческими свидетельствами. Рыбари суть Апостолы; ибо, кого ни учили Апостолы, они убеждали чудесами и пророческими словами. Этот-то невод собрал от всякого рода — варваров, еллинов, иудеев, блудников, мытарей, разбойников. Когда же будет он полон, то есть когда кончится мир, тогда находящиеся в неводе будут разделены. Так, хотя мы и веровали, но если окажемся при сем без добрых дел, извержены будем; напротив те, которые имеют добрые дела, сложены будут в сосуды, то есть в вечные жилища. — Всякое действие, доброе ли то, или злое, есть пища души; поелику и душа имеет свои мысленные зубы. Ими — то душа будет скрежетать тогда, сокрушая таким образом свои деятельные силы за то, что, имевши возможность делать добро, не делала, а напротив больше творила зло.

Глагола им Иисус: разумеете ли сия вся? глаголаша ему: ей. Господи, Он же рече им: сего ради всяк книжник научився царствию небесному, подобен есть человеку домовиту, иже износит от сокровища своего новая и ветхая. Видишь ли, как притчи сделали их гораздо проницательнее! Вот те, которые прежде были непонятливы и необразованы, теперь поняли то, что не ясно сказано им. Похваляя их за это, Спаситель говорит: яко всяк книжник и проч. Называет их книжниками, как людей, уже наученных закону. Впрочем хотя они и узнали закон, не ограничились однако законом, а научились царствию небесному, то есть познали Христа, и таким образом стали способны износить и от Ветхого и от Нового закона. Человек домовит есть Христос, Который богат, потому что в Нем сокровища премудрости. Он, уча новому, приводил свидетельства и из Ветхого завета. Так напр. Он сказал: отдашь ответ и за праздное слово, — это новое, потом привел свидетельство: от словес своих оправдишися и осудишися, — это ветхое. В этом подобны Ему Апостолы, как напр. Павел, который говорит подобни мне бывайте, якоже аз Христу (1, Кор. 4, 16).

И бысть, егда сконча Иисус притчи сия, прейде оттуду. И пришед во отечествие Свое, учаше их на сонмищи их. Сия, сказал, притчи: поелику Христос хотел говорить чрез несколько времени и другие. Переходит он для того, чтоб и другим доставить пользу Своим присутствием. Под отечеством Его разумей Назарет, ибо Он в нем был воспитан. Учит в синагоге, в публичном месте и с свободою, дабы впоследствии не стали говорить, что Он учил чему-то противозаконному.

Яко дивитися им и глаголати: откуду Сему премудрость сия, и силы? Не Сей ли есть тектонов сын? Не мати ли Его нарицается Мариам, и братия Его, Иаков, и Иосий, и Симон, и Иуда? и сестры Его не вся ли в нас суть? Откуду убо Сему сия вся? И блажняхуся о Нем. Назаретяне, по своему неразумию, думали, что неблагородство и уничиженность предков препятствует быть угодным Богу. Положим, что Иисус был простой человек, а и не Бог вместе, как они думали. Что же и при сем препятствовало ему быть великим в чудесах? Эти несмысленные оказываются и завистливыми, между тем как им надлежало более радоваться, что отечество их произвело такое благо. Братья и сестры Христовы были дети Иосифа, которые родились ему от жены брата его, Клеопы. Так как Клеопа умер бездетным, то Иосиф, по закону, взял жену его за себя и родил от нее шестерых детей, четыре сына и две дочери, Марию, которая по закону называется дочерью Клеопы, и Саломию. В нас суть, сказано, вместо — живут здесь вместе с нами. Соблазнялись же о Христе и братия Его, и, вероятно, говорили, что Он изгоняет бесов силою веельзевула.

Иисус же рече им: несть пророк без чести, токмо во отечествии своем. И не сотвори ту сил многих, за неверство их. Смотри, как поступает Христос; не укоряет их, но кротко говорит: несть пророк без чести и проч. Мы, люди, обыкновенно пренебрегаем своими домашними, а чужих уважаем и любим. Выражение — в дому своем, — присовокупил потому, что и братья его, будучи из одного с ним дома, завидовали Ему. По неверию их Он не сотворил здесь много чудес, щадя их самих, дабы не подверглись тем большему наказанию, если бы остались неверными после знамений. Посему многих знамений не сотворил, а только несколько, дабы не могли сказать: "если бы хоть незначительное знамение сделал, мы уверовали бы". Впрочем ты разумей, что Иисус и до ныне бесчестен в Своем отечестве, то есть у иудеев, между тем как мы, чужие, чтим и любим его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *