Утешение огорченному святителя Димитрия Ростовского

Один духовный старец, живший в уединении ради Бога, узнал о несчастии, постигшем некоторого знатного, христолюбивого и богобоязненного человека; приняв в нем сердечное участие, он принес следующую молитву о нем к Богу: «Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, Отец щедрот и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей! Утешь этого человека, созданного руками Твоими, умудренного Твоею премудростью, возвеличенного десницею Твоею, прославленного Твоею благостию, а ныне — посещенного Отеческим Твоим наказанием, кратковременными скорбями! Ты сострадательно наказываешь тех, кого любишь, и милуешь щедро и призираешь на их слезы! Итак, наказав его, помилуй и утоли его печаль: преложи скорбь на веселие и радостию раствори печаль его; удиви на нем милость Твою, дивный в советах Своих Владыко, непостижимый в судьбах, Господи, и благословенный в делах Твоих во веки, аминь».

Помолившись таким образом, старец сидел в своей келий. И сказал ему дух его в нем: «Не довольно только молиться о скорбящих, потребно еще утешать их словом, ибо утешение скорбящих есть одно из семи дел духовного милосердия. И апостол увещевает нас, говоря: молим вы, братие, утешайте малодушныя (1 Фес. 5,14), и еще: утешайте друг друга и созидайте кийждо ближняго (1 Фес. 5,11), — а потому и ты ступай и старайся утешить словом того, о ком теперь принес молитву к Богу».

Старец встал и снова обратился к молитве, по совету Ефрема Сирина, который говорит: «Духовный, когда намерен идти на утешение брата, должен прежде выхода из келий стать на молитву, чтобы Господь благоволил управить путь его», — и помолившись, старец пошел.

Пришедши к скорбящему, он вошел к нему с обычною молитвою Иисусовою и, изрекши мир дому, после обыкновенного приветствия хозяину, сел молча. После чего началась между ними следующая беседа:

ОГОРЧЕННЫЙ. Хорошо ты сделал, отче, что пришел благословить нас.

УТЕШАЮЩИЙ. Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас всяким благословением духовным в небесных о Христе! Он да благословит и вас во всей жизни вашей, чтобы все дела ваши были угодны Ему и благословенны всегда.

ОГОРЧЕННЫЙ. Нет ли еще другой какой причины твоего посещения?

УТЕШАЮЩИЙ. Я слышал о тебе, что ты заботишься об угождении твоему Господу, работая Ему со страхом, и много тому обрадовался: Мне же зело честни быша друзи и рабы Бога моего (Пс. 138,17). Известившись же, что ты огорчен злоключением от этого суетного мира, я не поленился прийти, предпочитая дом плача дому радости, чтобы плакать с плачущими, чтобы, христиански сострадая и соболезнуя тебе, принести с помощью Господа хотя малую отраду и духовною беседою облегчить печаль твою.

ОГОРЧЕННЫЙ. Благодарение Богу, что Он тебя послал, отче! Доселе ждал я, чтобы кто либо поскорбел со мною, и не бе, и утешающих, и не обретох (Пс. 68, 21). Скажи же мне все, что Бог внушил тебе к утешению прискорбной души моей и к облегчению огорченного сердца.

УТЕШАЮЩИЙ. Бог да внушит нам полезные слова и устроит беседу нашу в утешение духовное. Скажи же мне прежде всего, какая скорбь постигла тебя, чтобы, по словам Златоуста, перевязать рану твоего огорчения и разогнать облик твоей мысли. О чем печалишься и скорбишь ты?

ОГОРЧЕННЫЙ. Не спрашивай о причинах моей печали и не растравляй еще более ран моего сердца. Если я расскажу тебе подробно все оскорбления, которые попущением Божиим я испытал, еще более огорчится душа, и вместо утешения я впаду в новые страдания. Печаль моя, как печаль Ноемини, которая говорит: Не зовите убо мене Ноемминъ (прекрасная), но зовите мене Горька: яко исполни мя горести Вседержитель зело (Руфь. 1, 20).

УТЕШАЮЩИЙ. Если ты сам знаешь, что скорбь постигла попущением Вседержителя, то следуй примеру Иова, сказавшего: Аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? (Иов. 2, 10). То не есть зло, хотя и кажется таким, что бывает по воле Господа. Как воля Его святая, в нас совершаемая, никогда не зла, но всегда добра и блага, — так и то, что по этой воле совершается, добро, а не зло, потому что делается на пользу нам, а не на соблазн, на утверждение, а не на разрушение. Не всякий ли день говорим мы Небесному Отцу: Да будет воля Твоя (Мф. 6, 10)? И благая воля Его никогда не желает нам зла, но хотением не хощу смерти грешника (Иез. 18, 32), сказал Он. Желает ли отец зла сыну или мать дочери своей? Так и Бог всегда желает нам добра и посылает для нас полезное, а скорби попускает для того, чтоб мы не превозносились: ведь и отец бьет сына, и мать наказывает дочь, стараясь научить их благонравию. Так и Бог чадолюбивый поражает нас печалями, чтобы мы помнили власть Его над нами, боялись Его и вели себя пред Ним благоговейно, сохраняя Его повеления. Не печалься же слишком, брат, видя несчастье, временно посланное тебе Богом для твоей же пользы, но принимай все с благодарностью, повторяя слова Евангелия: Ей, Отче, яко тако быстъ благоволение пред Тобою (Мф. 11, 26).

ОГОРЧЕННЫЙ. Хотя огорчения попускаются и по благой воле Господней, все делающей для нашей пользы, однако же все они — огорчения, и человеку невозможно не скорбеть и не сокрушаться о них, тем более что они попускаются за грехи, которыми мы оскорбляем и прогневляем Бога. Потому как о грехах должно плакать, так равно надобно скорбеть и о наказаниях, за грехи посылаемых.

УТЕШАЮЩИЙ. Совершенно справедливо, что нередко Бог, временно наказывая нас за грехи, посылает нам беды и печали: так три отрока в Вавилоне взывали к Богу: Истиною и судом навел еси сия вся на ны грех ради наших (Дан. 3, 28). Однако же и тогда, когда наказывает нас за грехи, благая воля Божия не желает нам зла. Посмотри на врача телесного, что делает он с больным? Иногда дает самые горькие пития, а иногда режет и жжет и врачеванием заставляет страдать, потому что нельзя исцелить рану без боли. Однако же, поступая таким образом, не болезни, а здоровья, не смерти, а жизни желает тому, кого лечит. Так и Врач душ наших — Бог, видя согнившие раны греховные, употребляет приличные врачевства. Жжет напастями, режет неожиданно посылаемыми печалями, поит огорчениями, но все это делает не для пагубы, а для исцеления, не для умерщвления, а для оживления нашего, поэтому и Давид говорит: Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117, 18). И в самое время казни Он более благ, нежели раздражен, более милосерд, нежели гневен, более сострадателен, нежели мстителен, и если изливает на раны нам вино жестокой скорби, однако же не без елея; разит, но не без пощады, опечаливает, но не без утешения. По множеству, говорит псалмопевец, по множеству болезней моих в сердце моем, утешения Твоя возвеселиша душу мою (Пс. 93, 19). Наказания необходимы: без них нельзя исцелить наших душевных ран. Как больному нужно лекарство, так нам, грешникам, наказание: Приимите наказание, да не когда прогневается Господь (Пс. 2, 12). Но мы должны принимать от Господа наказания с благодарностью, а не с скорбью, с терпением, а не с ропотом, с великодушием, а не с унынием, по словам апостола: Яко скорбяще присно жерадующеся (2 Кор. 6, 10).

ОГОРЧЕННЫЙ. Знаю, что посылаемые Богом печали и скорби исцеляют наши греховные раны, очищают нечистоту души и посредством претерпения страданий возводят человека на степень святости, по словам одного отца: «Досадами святий совершаются». Однако ж слабая человеческая природа в случае огорчений и несчастий склоннее к ропоту, чем к благодарности, и к сетованию и изнеможению, нежели к радости и веселию, потому что одна уже эта мысль, что наказание, хотя и временное, посылается за грехи, приносит печаль и скорбь душе.

УТЕШАЮЩИЙ. Да, так именно бывает с несовершенными, малодушными и не обвыкшими к терпению, которые, хотя и знают, что страдание полезно душе, однако ж изнемогают; но я не желаю видеть этого в тебе: ты не изнемогай, но мужайся, и да крепится сердце твое; не малодушничай, но молись со Златоустом: «Подай мне великодушие, Господи». Не будь несовершенным, но покажи собою человека совершенна о Христе Иисусе (Кол. 1, 28). Будь совершен на всякую волю Божию, будь Божиим человеком совершенным, готовым на все, и в страданиях побеждай природную нетерпеливость надеждою на милосердие Божие и благодаря Его за все, как сказано: Благодаряще всегда о всех (Еф. 5, 20). «В этом, — говорит блаженный Иероним, — в этом то и заключается добродетель, свойственная христианам, чтобы и за то, что кажется противным, благодарить Создателя, чтобы и за самую гибель и несчастье приносить благодарение Богу, взывая: благословен Бог! Знаю, что меньше терплю, нежели заслуживаю, что мало наказание противу грехов, что не по заслуге воздается. Таков ум христианина; так нося свой крест, он следует за Спасителем, и ни обида, ни оскорбление не могут поколебать его».

Притом же знай и то, что не всегда за грехи попускаются несчастья, скорби и огорчения. Иногда человеколюбивый Бог, любя раба Своего, нарочно погружает его в страдания, как золотую руду в огонь, чтобы испытать его, яко злато в горниле (Прем. 3, 6), и найти его достойным Себя; яко же искушается в пещи сребро и злато (Притч. 17, 3), говорит Соломон, так избранных сердца от Господа. Посмотри на Иова и на Товию, людей праведных и любимых Богом: как долго и какими тяжкими опытами искушались они подобно злату, и потом сколько радости и веселия было в их утешении. Много страдали они не за грехи, но чтобы выше стала вера и любовь их к Богу. Так и Моисей говорил Израилю: Искушает Господь Бог твой вас, еже уведети, аще любите Господа Бога вашего всем сердцем вашим и всею душею вашею (Втор. 13, 3). Я думаю, что и твои огорчения посланы тебе Богом, чтобы вера и любовь твоя к Нему стали светлее золота, испытанного огнем.

ОГОРЧЕННЫЙ. Да будет воля Божия! За грехи ли наказывает, испытывает ли Он меня, будь все по Его святой воле: я должен терпеть. Не Богу ли повинется душа моя; от Того бо спасение мое (Пс. 61, 2), — лишь бы только испытание было не свыше сил моих.

УТЕШАЮЩИЙ. На это отвечает тебе апостол. Искушение вас не достиже, точию человеческое: верен же Бог, иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи вам понести (1 Кор. 10, 13). Бог посылает страдания Своим любимцам по силам их, Он же подает и терпение в скорбях надеющимся на Него. Итак, боголюбец, возверзи на Господа печаль твою (Пс. 54, 23), потому что Он печется о тебе, промышляет о тебе; уповай на Него, и Он сохранит тя от всякаго зла, сохранит душу твою Господь (Пс. 120, 7), ибо написано: Хранит Господь вся любящия Его (Пс. 144, 20). Если ты любишь Бога, не скорби в твоих несчастьях: Он избавит тебя от них, по слову Своему: С ним есмь в скорби, изму его и прославлю его (Пс. 90, 15). Если ты любишь Бога, не огорчайся своими страданиями, ибо любящим Бога вся поспешествуют во благое (Рим. 8, 28). Все, что кажется нам злом: преследования, оскорбления, досады, унижения, — все это для любящих Бога обращается во спасение, а не в погибель. Силен Бог переменить рыдания и слезы в радость и веселие. Послушай, что говорит Златоуст: «Все, что кажется нам прискорбным: беды, нищета, темница, голод, смерть и другое зло, все то силен Бог переменить на добро, ибо неизреченная Его сила все оскорбления и нужды наши удобно делает для нас легкими и обращает в нашу пользу».

ОГОРЧЕННЫЙ. О, если бы Господь обратил слезы мои в радость и утешил скорби моего сердца!

УТЕШАЮЩИЙ. Векую прискорбна еси, душе моя; и векую смущавши мя; уповай на Бога (Пс. 41, 6), и Он изведет яко свет правду твою и судьбу твою яко полудне (Пс. 36, 6).

ОГОРЧЕННЫЙ. Неужели угодно нашему Господу, чтобы мы в бедах и огорчениях проводили жизнь свою?

УТЕШАЮЩИЙ. Господь наш Иисус Христос, оставляя мир сей, оставил в завещание любящим Его, как некий дар, гонения в мире, слезы, рыдания и скорби. Он сказал: От сонмищ ижденут вы, и далее: восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется: вы же печальна будете (Ин. 16, 2 и 20). Однако же Он завещал им это не для того, чтобы оскорбить, уничтожить и обратить в прах любящих Его, но чтобы после еще более их утешить, возвеличить и прославить, так как и Самому Ему, Христу, подобаше пострадати и внити в славу Свою (Лк. 24, 26). А потому и говорит: Печаль ваша в радость будет (Ин. 16, 20), и еще: Вы же печаль имате убо ныне: паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас (Ин. 16, 22). Завещал Он любящим Его скорби, чтобы чрез них, как чрез путь тернистый, тесный и прискорбный, достигли они неотъемлемой радости, потому что как тем, кто ныне ежедневно радуется и веселится, не миновать слез, по Писанию: Горе вам смеющимся ныне: яко возрыдаете и восплачете (Лк. 6, 25), последняя же радости в плачь приходят (Притч. 14,13), так и плачущие ныне будут обрадованы и утешены. Блажени плачущий, сказал Господь, яко тии утешатся (Мф. 5, 4), и некто говорит: «По волне Господь тишину сотворит, по плаче же и рыдании радость и веселье возлиет».

ОГОРЧЕННЫЙ. О, если бы Бог дал скорее переплыть эти печальные и прискорбные волны и быть обрадовану мирною пристанью!

УТЕШАЮЩИЙ. Ожидай с терпением милости Божией, как сказал апостол: Терпением ждем (Рим. 8, 25), и Давид:

Терпя потерпех Господа, и внят ми и услыша молитву мою (Пс. 39, 1). Так говорит и Иаков: Се, земледелец ждет честнаго плода от земли, долготерпя о нем, дондеже приимет дождь ран и позден (Иак. 5, 7). И ты по этому примеру жди с терпением милость Божию, которую Сирах уподобляет дождю во время засухи: Красна милость (Господня) во время скорби, якоже облацы дождевнии во время бездождия (Сир. 35, 23). Жди же этого дождя терпеливо утром и вечером и во всякое время, пока он придет ущедрить тебя, и ожидая, не сомневайся и не смущайся, ибо в том и состоит любовь к Богу, по словам Златоуста, чтобы терпеть и не смущаться. Итак, не искушайся в твоей скорби, но скорее радуйся, последуя наставлению святого Иакова: Всяку радость имейте, братие моя, егда во искушения впадаете различна (Иак. 1, 2).

ОГОРЧЕННЫЙ. О каких искушениях упоминает здесь апостол Иаков?

УТЕШАЮЩИЙ. Апостол говорит здесь вообще об испытаниях: о всяких огорчениях, печалях, несчастьях, гонениях, оскорблениях, болезнях, нищете, страданиях, случающихся или от попущения Божия, или от злобы человеческой, от природы, от случая или от навета врагов. И он не говорит об одном только искушении, но об искушениях различных, и велит им радоваться, потому что вся жизнь наша наполнена искушениями, то есть различными бедами и горестями: Беды в реках, беды от разбойник, беды от сродник, беды от язык, беды во градех, беды в пустыни, беды в мори, беды во лжебратии (2 Кор. 11, 26), извне и внутри несчастия: Внеуду брани, внутръуду боязни (там же, 7, 5). Как в море за волною идет волна, за бурей буря и ветер, так и в жизни беда за бедою, огорчение за огорчением, испытание за испытанием. Для того то и говорит Иов: Не искушение ли житие человеку на земли (Иов. 7,2). Как бы сказал, что в этом одном и состоит жизнь земных поселенцев, чтобы страдать, и нет на земле ни одного человека без огорчения и печали, без опыта и страданий, а в никто и велит апостол не унывать, а радоваться: Всяку, говорит, радость имейте, егда во искушения впадаете различна (Иак. 1, 2).

ОГОРЧЕННЫЙ. Для чего же апостол в этих испытаниях велит радоваться, да еще и не просто, а всевозможною радостью?

УТЕШАЮЩИЙ. Для того, что великие испытания бывают причиною и великого добра. Что может быть лучше благ Небесного Царствия, ихже око не виде и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9)? А как получить их? Только терпением искушений и скорбей: многими скорбьми подобает нам впити в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Кому даются небесные венцы? Не страдальцам ли в искушениях? Блажен муж, иже претерпит искушение, говорит Иаков, зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим Его (Иак. 1, 12). И Товия свидетельствует, что тот венчается, чья жизнь была наполнена опытами. Кто удостаивается славы вечной? Не тот ли, кто переносит печали, по словам апостола: Ныне легкое печали нашея, тяготу вечныя славы соделовает (2 Кор. 4, 17)? То есть какое бы ни было огорчение, хотя и легкое, но если мы переносим его с благодарностью, бывает для нас причиной славы вечной, а что еще драгоценнее, так это то, что, принимая горе с благодарностью, мы делаемся сынами Божиими, по словам Писания: Аще наказание терпите, якоже сыновом обретается вам Бог. Который бо есть сын, егоже не наказует от.ец? Аще же без наказания есте, емуже причастницы быша вси, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове (Евр. 12, 7—8). Заметь, по чему узнается признанный сын Божий? По страданиям. Если страдает — сын, а не страдает — прелюбодейчищ. Итак, страдай, чтобы быть признанным сыном Божиим. Я, видя, что Бог посетил тебя испытанием, не сомневаюсь, что ты из числа любимых детей Его: Он тех искушает и наказывает временно, кого любит. Мы можем удостовериться в том словами Ангела, говорившего Товии: «Когда я принес молитву твою Господу, она Ему была приятна, и потому Ему угодно искусить тебя испытанием». Приметь, что Господу угодно было искусить Товию потому, что приятна Ему была молитва его, что угодил Ему, что удостоился любви Его за свое благодарное терпение, как о том написано: «Не бысть скорбен пред Господем, наказания ради слепоты, но неподвижен во страсе Божий поживе, дающи хвалу Богу по вся дни живота своего». Видишь ли, как этот терпеливый боголюбец радовался, находясь в различных испытаниях? «Не бысть скорбен пред Господем», потому что уповал на Него и надеялся несомненно, что Он переменит временную печаль его в вечную радость.

ОГОРЧЕННЫЙ. И я надеюсь на Господа моего; но от сильного огорчения нередко находит помысл, что оставил меня Бог за грехи мои, — и смущаюсь.

УТЕШАЮЩИЙ. На это отвечаю тебе не моими, но словами Златоуста: «Не должно принимать наводимые на нас искушения за признак оставления и презрения нас Богом: напротив, это наиболее доказывает попечение о нас Господа, потому что попущением искушений Он очищает грехи наши». Итак, знай, что ты не только прощен Богом, но что и Он с тобою, огорчениями очищая грехи твои. И как оставит Он верного Своего раба, о котором печется больше, нежели мать о своем младенце? Слушай, что говорит Он устами пророка Исайи: Еда забудет жена отроча свое, еже не помиловати исчадия чрева своего? Аще же и забудет сих жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь (Ис. 49, 15).

ОГОРЧЕННЫЙ (со слезами). Неужели и я не забыт Господом Богом, несмотря на грехи мои? Неужели печется Он и обо мне, грешном? Но верую неизреченной Его благости и человеколюбию, что и моего спасения желает. Да будет же Он Сам наградою за труд твой, отче, за то, что приносишь мне многую пользу и утешаешь, приводя писания, приличные моему горестному положению. Но одно чрезвычайно тяжело мне: мысль, что безвинно несу оскорбление, не сделав врагам моим ни малейшего зла.

УТЕШАЮЩИЙ. Се бо есть угодно пред Богом, говорит апостол, аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. Кая бо похвала, аще согрешающе мучими терпите? Но аще добро творяще и страждуще терпите, сие угодно пред Богом (1 Пет. 2, 19— 20). Представь себе Владыку нашего Иисуса Христа, пострадавшего за нас и оставившего нам образ, да последуем стопам Его: иже греха не сотвори, ни обретется лесть во устех Его (1 Пет. 2, 21—22). Он не только ни малейшего зла не сделал врагам Своим, иудеям, но, напротив, как щедро облагодетельствовал их! Слепцов их просветил, прокаженных очистил, хромых, расслабленных и страждущих исцелил, хлебы умножил и напитал толпы народа, и за все это ты знаешь, как пострадал. Вместо благодарности одни кричали: Распни, распни (Лк. 23, 21), а другие: Уа! разоряли церковь (Мк. 15, 29), и бесчисленными оскорблениями унижая Его, повесили на древе и умертвили. А мы и малых огорчений, которые в сравнении с Спасителевыми не могут назваться и тенью, перенести не хотим! Христос нам дан примером, и, христиане, мы должны подражать Ему в страдании, терпя по возможности до конца, и в терпениито состоит долг истинного христианина. Приведем здесь слова святого Ефрема Сирина: «Христианин среди различных огорчений и испытаний должен быть тверд подобно наковальне, по которой хотя и всегда бьют, однако же она не бежит со своего места и не вредится, но все остается та же». О, если бы мы умели подражать истинным терпеливцам христианским! Они и мучения, и раны, и безвинную смерть принимали с наслаждением, радующеся, по апостолу, в своих страданиях, а мы не только малых огорчений, но даже и неприятного слова перенести не хотим.

ОГОРЧЕННЫЙ. Ты правду говоришь, что даже и слова перенести мы не хотим: что же делать нам, чтобы утвердиться в терпении?

УТЕШАЮЩИЙ. Будем иметь пред глазами страдания Христовы, иже укаряемъ противу не укаряше, стражда не прещаше (1 Пет. 2, 23), но еще и молился о Своих убийцах: Отче, отпусти им (Лк. 23, 34), и будем помнить мучение, изгнания и оскорбления святых; когда же постигнут нас огорчения, скажем: малы наши противу тех, которые они терпели.

ОГОРЧЕННЫЙ. Но святые страдали за Христа и уверены были в своем спасении, а я терплю гонения по зависти человеческой, а не за Христа.

УТЕШАЮЩИЙ. Хотя и не за Христа, но если переносишь с благодарностью к Богу безвинное гонение, то оно вменится тебе как страдающему за Христа. Вспомни русских страстотерпцев Бориса и Глеба: за Христа ли они пострадали? Конечно нет, но были жертвами зависти брата; однако же за то, что пострадали безвинно, признаны страдальцами за Христа и причислены к лику Его мучеников. Итак, не говори, что не за Христа страдаешь, только переноси до конца и не отчаивайся в милости Божией, но, воспоминая многоболезненные подвиги и скорби святых, скажи сам себе: я еще не стал против грехов до самой крови, подобно им, и легки мои огорчения, и делаемые мне оскорбления ничтожны в сравнении с их страданиями: терпение мое тень только терпения тех, их же не бе достоин весь мир (Евр. 11, 38).

Притом же не выпускай из виду и вечных наград в небесах, как учит святитель Василий Великий: «Ударит ли кто тебя унижением, — а ты смотри на ту славу, которая ожидает на небесах. Отнимут ли твое имение, — а ты смотри на небесное богатство и сокровище несравненное. Изгнан ли ты из отечества, — у тебя есть Небесный Иерусалим. Сына ли утратил, — у тебя Ангелы друзья, с которыми, окружая Престол Божий, ты будешь радоваться вовеки» (Беседа о благодарности). Таким образом, можно все перенести, внимательно наблюдая, какую пользу приносят огорчения, о которых не напрасно хвалится апостол, говоря: Хвалимся в скорбех, ведяще, яко скорбь терпение соделовает, терпение же искусство (опытность), искусство же упование: упование же не посрамит (Рим. 5, 3—5).

К тому же, знай и то, что немалая отрада в бедах, печалях и испытаниях бывает от того, если мы совершенно предадим себя воле Божией, которая, будучи по природе своей благою, все делает на нашу пользу, хотя и кажется нам противною. Ведь и садовник, очищая сад и обрезывая сучья, не вредит тем дереву или винограду, но делает его плодоноснее: всяку розгу… творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет (Ин. 15, 2). Так и Бог попущает на нас скорби не для вреда, но для обогащения нас духовными плодами, и когда видит нас покорными воле Его, превращает беду нашу в благополучие и огорчение в радость. Поэтому положимся на Его святую волю и скажем: Якоже хощеши, устрой о мне вещь, и да совершается во мне воля Твоя святая. Так праведный Иов все тяжкие опыты своей жизни соединял с волею Божиею и говорил: Господь даде, Господь отъят; яко Господеви изволися, тако бысть: буди имя Господне благословенно во веки (Иов. 1, 21). Посмотри же, как потом все несчастья Иова, по воле Божией бывшие, обратились в блага.

ОГОРЧЕННЫЙ. Положусь и я на волю Господа моего и вверю себя Его судьбам и Промыслу: что Ему угодно и как знает, пусть так и творит Он со мною, созданием руки Его; будь во всем Его святая воля!

УТЕШАЮЩИЙ. И, положившись на волю Создателя и Покровителя твоего, ты сделаешь прекрасно: это называется кратчайшим путем ко спасению. Я расскажу тебе об этом одну повесть, которую мне недавно случилось прочесть.

Был некто учитель, знаменитый своими знаниями, который давно уже и усердно молился Богу, чтобы Он показал ему такого человека, от которого бы он мог узнать прямейший путь, удобно ведущий к небу. Однажды, когда, проникнутый этим желанием, он усерднее обыкновенного воссылал молитвы, ему показалось, что слышит глас свыше, повелевающий ему выйти из келий к преддверию церковному: «Там, — говорил голос, — найдешь ты человека, которого ищешь». Вышел учитель и нашел у дверей церковных нищего старца, всего покрытого язвами и ранами, в самом беднейшем рубище. Проходя мимо, учитель сказал ему обычное приветствие: «Добрый день тебе, старец!» — а старец отвечал: «Не помню, чтобы для меня был какой ни будь день недобрым». Учитель остановился и, как бы исправляя свое первое приветствие, промолвил: «Я желаю, чтоб Бог дал тебе счастья», — а старец отвечал: «Я несчастливым никогда не бывал». Удивился учитель и, подумав, что не вслушался или не понял его ответа, присовокупил: «Что ты говоришь? Я желаю, чтобы ты был благополучен». — «А я отвечаю тебе, что злополучным не бывал», — сказал старец. Тогда учитель, полагая, что старец многоречив, и желая испытать его ум, сказал: «Желаю тебе того, чего ты сам себе желаешь» . — «Я ни в чем не нуждаюсь и имею все, что желаю, хотя и не ищу временного благополучия». — «Да спасет же тебя Бог, — сказал учитель, — если ты презираешь мирские блага. Однако же, скажи мне: неужели ты один счастливец между людьми? Стало быть, несправедливы слова Иова: человек рожден от жены малолетен (Иов. 14, 1), и жизнь его наполнена бедами; не понимаю, как один ты умел избежать несчастий?» — «Точно так, как я сказал тебе, — возразил старец, — когда ты пожелал мне доброго и счастливого дня, что я никогда несчастливым и злополучным не бывал, потому что то, что мне Бог дал, за то благодарю, а нежелание счастья составляет мое счастье. Боязнь счастья и несчастья опасны только тому, кто их боится, но я не забочусь о счастье и никогда не молюсь о нем к Небесному Отцу, всем управляющему, и таким образом никогда не был несчастливым, подобно тому, желания которого всегда исполняются. Голоден ли я? Благодарю за то Бога как Отца, ведущаго вся, ихже требуем (см. Мф. 6, 8). Холодно ли мне? Страдаю ли от непогоды? Также хвалю Бога. Смеются ли все надо мною? Равно хвалю Его, потому что знаю, что все это делает Бог, и невозможно, чтобы то, что делает Он, было худо. Таким образом все, приятное и противное, сладкое и горькое, принимаю радостно, как от руки доброго Отца, желая только того, чего желает Бог, и потому все случается по моему желанию. Злополучен тот, кто ищет счастья в мире, потому что нет здесь счастья, как только полагаться во всем на волю Божию. Воля Господня и совершенно добра, и совершенно правосудна; она ни лучшей сделаться, ни худой быть не может. Она судит всех — ее никто. Я стараюсь совершенно ее держаться и забочусь только о том, чтобы хотеть того, чего хочет Бог, и не желать того, чего Он не желает, а потому и не считаю себя нисколько несчастливым, когда мою волю совершенно соединяю и согласую с Божией, так что у меня одно — хотеть или не хотеть, чего хочет или не хочет Бог». — «По убеждению ли своему ты это говоришь? — возразил учитель. — Скажи же мне, так же ли бы ты думал, если б Богу угодно было послать тебя в ад?» — «Богу послать меня в ад! — сказал старец. — Но знай, что у меня два рамена дивной силы, которыми бы я ухватился за Него объятием неразлучным: одно рамо — мое глубочайшее смирение, а другое — нелицемерная любовь к Богу. Этими раменами я так бы крепко обнял Бога, что куда бы ни был Им послан, туда бы и Его повлек с собою, — и конечно, приятнее было бы для меня быть вне небес с Богом, нежели в небе без Него». Удивился учитель ответам старца и подумал, что кратчайший путь к Богу — быть во всем согласну с Его волей. Желая, однако, еще более испытать старцеву премудрость, столь сокровенную в худой храмине его тела, спросил его: «Откуда ты пришел сюда?» — «От Бога», — отвечал старец. «Где ты нашел Бога?» — «Там, где оставил все мирское». — «А где оставил ты Бога?» — «В чистоте мыслей и в доброй совести». — «Кто ты сам?» — спросил учитель. — «Кто бы я ни был, — отвечал старец, — но я так доволен моим положением, которое ты видишь, что поистине не поменялся бы им на богатства всех царей земных. Каждый человек, умеющий владеть собою и повелевающий своими мыслями, есть царь». «Следовательно, и ты царь: где же твое царство?» — «Там, — отвечал старец, указывая на небо, — тот царь, кому это царство возвещено несомненными чертами». — «Кто тебя научил этому и кто дал тебе эту премудрость?» — спросил напоследок учитель. «Скажу тебе, — отвечал старец, — что я целые дни провожу в молчании; и молюсь ли, в благочестивых ли упражняюсь мыслях, об одном всегда забочусь — чтобы крепко быть соединену с Богом, а соединение с Богом и согласие с Его волею всему научает». Так учитель, научившись беседою с нищим и преподав ему мир, возвратился к себе, хваля и славя Бога, утаившаго сия от премудрых и разумных и открывшаго убогому старцу, младенствующему злобою (см. Мф. 11, 25).

ОГОРЧЕННЫЙ. В самом деле, удивительная и назидательная повесть! Это был, конечно, некий дивный муж и сокровенный раб Христов.

УТЕШАЮЩИЙ. Много у Господа рабов, работающих Ему втайне и по любви своей к Нему столь сильно стремящихся согласоваться с Его волею, что не столько желают получить Царствия Небесного, сколько того, чтобы в них всегда совершалась воля Господня: Что бо ми есть на небеси, сказал псалмопевец, и от Тебе что восхотех на земли (Пс. 72, 25)? То есть, по словам Златоуста, нет ничего ни на небесах, ни на земле, чего бы желал я, кроме Тебя единого; ибо любить Бога есть царство, и наслаждение, и радость, и свет души, — а любящий Его любит во всем и волю Его и принимает все от руки Его с наслаждением — добро или (как иногда кажется) зло. От воли Господней он и мучение готов принять как царство. Я знал одного такого отца, который спасения против воли Божией не желал и от муки, по воле Его назначаемой, не отрицался, но ежедневно молился так: «Господи, если Тебе угодно иметь меня во свете благодати Твоей, будь благословен! Если же угодно Тебе низринуть меня во тьму отриновения от лица Твоего, будь паки благословен! Господи, если отверзешь мне двери милосердия Твоего, — добро и благо! Если же затворишь их — благословен еси, Господи, затворивший меня по справедливости! Господи, если Ты не погубишь меня со беззакониями моими — слава безмерному милосердию Твоему! Если же погубишь меня за беззакония мои — слава правосудию Твоему; располагай мною, как Тебе угодно!» Так полагался он на волю Божию и с такою благодарностью готов был принять от руки Его все: добро и зло, царство и мучение.

ОГОРЧЕННЫЙ. Ужасная и чудесная молитва! Кто не молится, чтобы освободиться от мучения? А он ни Царства Небесного не просит, ни от мучений не отрицается, только полагается на волю Божию.

УТЕШАЮЩИЙ. Святой Дорофей говорит: «Совершенная любовь уничтожает боязнь». Этот отец совершенно любил Бога и не боялся принять от Него то или другое и смело говорил это, потому что знал, что благая воля Господня не зла, но добра нам ищет. Бог хочет всех спасти, а не погубить; поэтому он и полагался без всякого сомнения на Его волю, будучи уверен, что Господь готов скорее помиловать, чем погубить. Богу угодно, чтобы в нас совершалась не наша, но Его воля. Видишь ли, что отец, о котором тебе говорю, не отказывался и от мучения, если оно должно быть по воле Господней, а мы и малого огорчения боимся и сетуем в скорби. О, как далеки еще мы от совершенства!

ОГОРЧЕННЫЙ. Будь и с нами воля Божия! Но, повторяю, приходит иногда на меня помысл, что я страдаю по злобе, зависти человеческой, а не по воле Божией.

УТЕШАЮЩИЙ. А что, скажи мне, бывает без воли Божией? Разве не знаешь, что без нее ни едина (птица) падает на земли (Мф. 10, 29), как сказано в Евангелии, и влас главы не погибнет (Лк. 21, 18). Итак, не думай, чтобы ты страдал по злобе людской, а не по воле Божией. Бог поступает с нами как отец, который, желая наказать сына, берет бич и, чадолюбиво наказав сына, бросает его, а сына обнимает. Так и Небесный Отец, когда хочет наказать нас, детей Своих, попускает на нас злых людей, как говорит Давид: Возвел ecu человеки на главы наша (Пс. 65, 12), и злобою их, как бичом, отечески поражает нас, а потом далеко бросает от себя бич (то есть злых людей), а нас обнимает отеческим объятием, если только выносим наказание с благодарностью, лобзает нас, милует, утешает и вдвойне награждает Своей отеческой любовью за наши страдания. И ты думай также, а злых людей, которые нападают на тебя с попущения Божия, считай за бич в руке Господней, которым Он временно поражает тебя; когда же наступит время, в которое Богу угодно будет явить тебе Свою милость, ты увидишь бич этот выпавшим из руки Его и отринутым далеко, а ты, сын Его, будешь и помилован, и утешен. Только терпя потерпи волю Его и с готовностью подражай сказавшему: Благоволю в немощех, в досаждениих, в бедах, во изгнаниих, в теснотах (2 Кор. 12, 10). Покажи и ты добрую волю в горе и оскорблении твоем и благодари Того, Кто попустил их. Облобызай добрую и совершенную волю Господню, делающую все для твоей же пользы, и, положившись на нее смело, ожидай Божией милости.

ОГОРЧЕННЫЙ. Слава Богу за все! Благодарю тебя, отче, много научил ты меня и немало утешил.

УТЕШАЮЩИЙ. Бога должно благодарить: Он и научает, и приносит пользу, и утешает. Он сказал: Якоже аще кого мати утешает, тако и Аз утешу вы (Ис. 66, 13). Да сбудется же на тебе это слово Божие: да утешит Он тебя вскоре, как мать и отец своего сына, утешением Святого Духа и да подаст тебе неотъемлемую радость в нынешнем и будущем веке. Аминь.

Так старец духовный, утешив огорченного, возвратился к себе, славя Бога.

Творения сет. Димитрия Ростовского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *