РАССКАЗЫ, ПОЯСНЯЮЩИЕ ТУ мысль, ЧТО ПУТИ ПРОМЫСЛА БОЖИЯ НЕИСПОВЕДИМЫ

В третьей книге Царств (гл. 5 и далее) мы читаем, что когда Соломон строил храм Иегове на горе Сион, то все материалы, служившие для этого громадного здания, должны были приготавливаться далеко от Иерусалима, так что стук инструментов не раздавался в святом граде. Таким образом очень долго работники, размещенные в иудейских долинах и на горах Ливана, рубили кедры и тесали камни. Ни один из них не знал плана великого архитектора, но каждый получал приказание исполнить известный урок к назначенному сроку. Пришел день, когда храм предстал во всем своем величии и убранстве.

Здесь кроется поразительное изображение частных действий Божественного Провидения в исторических судьбах рода человеческого. Бог, этот верховный Архитектор, веками строит (в смысле миро-управления) громадное здание, план которого от нас сокрыт, но которое будет святыней для Его прославления. И здесь-то, в этой земле изгнания, вдали от неба, далеко от святого Сиона, далеко от жилища мира и славы, приготовляются материалы для небесного града. Следовательно, каждый из нас должен исполнять на своем посту вверенную ему работу, не стараясь уразуметь то место, которое она займет в мировой гармонии. Как можем мы, работники одного дня, проникнуть в план Бога вечности?..

  • Нам достаточно знать, что наша работа, как бы она ни была скромна, известна Всевышнему,
  • нам достаточно знать, что Он потребует ее рано или поздно и примет ее от нас;
  • нам достаточно верить, что придет день, когда все эти материалы, которые нам кажутся разбросанными в беспорядке, будут собраны в такой порядок, который восхитит и порадует нас.

Тогда человеческие страдания, печали и жертвы не покажутся нам более бесполезными и тяжелыми; тогда мы увидим, как из мрака ничтожества и неизвестности всплывут великие дела христианской любви и тайные добродетели, которых один Бог был свидетелем; тогда ничто не покажется нам малым, случайным или неожиданным ни в истории человечества, ни в нашем собственном существовании. Случая более не будет, а здание, которое Божественная мудрость медленно приготовляла вековой работой, возвысится в своей надзвездной красоте как вечное святилище бесконечной любви.

Представим теперь несколько примеров, выясняющих ту мысль, что пути Промысла Божия неисповедимы, хотя всегда сопровождаются премудростью и благостью верховного Мироправителя.

* * *

Один отшельник просил Бога, чтобы Он дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Однако Бог не открыл ему того, что ему хотелось знать. Инок все-таки не переставал молиться, и наконец Господь вразумил его. Когда он отправился к одному вдалеке жившему от него старцу, ему явился в образе инока Ангел и предложил быть спутником. Отшельник очень рад был предложению, и оба пошли вместе. Когда день склонился к вечеру, они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, который принял их с таким почтением, что даже предложил пищу на серебряном блюде. Но вот удивление! Тотчас после трапезы Ангел взял блюдо и бросил в море. Старец недоумевал, однако ничего не сказал.

Пошли далее, и на другой день остановились у другого тоже благочестивого мужа, и этот также принял их с радостью: и ноги им умыл, и всякое внимание оказал. Но — опять беда! Когда отшельник с путником стали собираться в путь, принявший их привел к ним малолетнего сына своего, чтобы благословили его. Но вместо благословения Ангел, коснувшись отрока, взял душу его. Ни старец от ужаса, ни отец от отчаяния не могли произнести ни слова, и старец выбежал вон, а спутник, не отставая, последовал за ним.

На третий день пути им остановиться негде было, кроме одного полуразрушенного и всеми брошенного дома, и они приютились в нем. Старец сел вкусить пищи, а спутник, к его изумлению, опять начал странное дело. Он стал разрушать дом и, разрушив, начал опять строить его. Видя это, старец не вытерпел: «Да что ты, демон или Ангел? Что ты делаешь? — с гневом сказал старец, — третьего дня у доброго человека блюдо отнял и бросил в море, вчера отрока лишил жизни, а сегодня для чего ты разрушил и снова начал строить этот дом? » Тогда Ангел сказал ему: «Не дивись, старче, сему и не соблазняйся о мне, но выслушай, что я скажу тебе: первый принявший нас муж действительно во всем богоугодно поступает; но блюдо, брошенное мной, приобретено им неправдой, а потому я и бросил его, чтобы он не погубил через него награды своей. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы вырос малолетний сын его, то был бы страшный злодей, — поэтому я и взял душу его, за добро отца его, чтобы и он спасся. Этого дома хозяин был человек безнравственный и ради этого обнищал и скрылся; дед же его, строив этот дом, скрыл в стене золото, и некоторые знают о сем. Посему-то я и разорил его, чтобы отселе никто не искал здесь золота и через него не погиб». Ангел так заключил речь свою: «Возвратись, старче, в келию свою и не мучайся без ума, ибо так глаголет Дух Святый: судове Господни — глубина многа неиспытуема и неведома человеком, посему ты и не испытывай их, не будет тебе это на пользу». Ангел затем стал невидим, а пораженный старец раскаялся в своем заблуждении и после рассказывал всем с ним происшедшее.

Душеполезное чтение, 1879

***

Святитель Афанасий, архиепископ Александрийский, описывает в деяниях Антония Великого такое происшествие: два монаха предприняли путешествие посетить святого Антония в его пустыне. Но, идя по безводной жаркой пустыне, совершенно изнемогли от жажды без воды, и один из них уже умер, другой же находился близ смерти. Святой Антоний, находясь от них далеко, за несколько миль, сидя в своем монастыре на камне, призывает поспешно двух своих монахов и говорит им: «Как можно скорее бегите туда-то в пустыню, захватив с собой сосуд воды, ибо один из двух идущих к нам братий уже умер от жажды, а другой еще дышит, но весьма страдает и ослабел; если замедлите, то и другого не застанете в живых. Это открыл мне Бог, когда я стоял на молитве». Получив повеление, посланные немедленно и охотно пустились в путь. Нашедши странников, они тело умершего предали земле, а другого освежили водой и, подкрепивши пищей, привели с собой к святому Антонию.

При этом описании Афанасий благоразуино замечает, что кто-нибудь может опросить при этом: а зачем святой Антоний не послал своих монахов раньше для спасения странников, еще до смерти одного из них? Такой вопрос поистине неприличен для христианина, потому что это не было делом святого Антония, но здесь был суд Божий: Сам Бог изрек Свой праведный приговор над умирающим и жаждущим живым; Он же открыл Свою волю святому Антонию о спасении странника. Антоний Великий, сам в себе размышляя, удивляясь сокровенным и неведомым тайнам Божиим, воззвал смиренно к Богу: «О Господи, Боже мой! Тебе бывает благоугодно иногда даровать долголетнюю жизнь людям, по-видимому, бесполезным и погруженным в бездну беззаконий, а иногда преждевременно лишаешь жизни сей людей весьма полезных для блага общества; одни мало прегрешившие казнятся Тобой тяжко, другие, напротив, живут себе без всяких скорбей счастливо и через это получают дерзость совершать преступления: исходит, яко из тучности, неправда их (см. Пс. 72, 7)». При этом размышлении Антоний слышал голос: «Будь внимателен к самому себе, — то, о чем ты размышляешь, есть суд Божий, и ты его не исследуй и не испытуй».

***

В 1117 году, когда во всей Италии было землетрясение, некоторые из жителей города Медиолана собрались в одном доме по делу об исправлении нужд общественных; вдруг слышится со двора голос, зовущий по имени одного из числа бывших в том доме, чтобы он вышел. Тот, кого вызывали, недоумевал, кто зовет и кого, а потому медлил выходить, ожидая повторения зова. Неожиданно некто незнакомый, приблизясь к двери, просит, чтобы позванный поскорее вышел; едва на несколько шагов отступил вызванный от дома, падает дом и убивает своими развалинами всех бывших внутри его. Спрашивается: почему один только из бывших в доме спасен от смерти, а все прочие погибли? Суды Господа — великая бездна. Кто не видит ясно в этом происшествии совершившихся древних чудес? Так вывел Ангел Господень Лота с его детьми из Содома, а всех прочих жителей оставил на жертву огня. Таким же чудесным образом сохранены невредимыми и многие другие люди, находившиеся вместе со множеством других людей, которые погибли от какой-либо причины, произведшей общее бедствие, общую пагубу. Бог высок могуществом Своим, все содержит крепостью Своей, — и кто найдется такой, как Он, сильный? Кто в состоянии исследовать дела Его и сказать Ему: Ты поступаешь несправедливо (Иов. 36, 22 и 23)? Благоразумно и весьма осторожно в этом отношении выразился царственный пророк, говоря о себе Богу: я был невежда и не разумел; как скот я был пред Тобою (Пс. 72, 22), — другими словами, Твоих судеб не испытываю я, о Боже, я, ничтожный пред Тобою, подобно другим животным: мое дело слушать Твой голос и повиноваться своему Господу, но не исследовать Твоих дел и предназначения. Это еще не диво, что Давид, с своего детства пасший стадо скота и не занимавшийся высшими науками, понимал себя и судил о себе так скромно по доброте своего сердца и по внушению Божию; но самые Серафимы — высшие духи, служители Божий также поступают пред Богом, ибо когда слово Господне огласило небеса и землю об отвержении (Богом) иудеев, тогда Серафимы (у каждого из них по шесть крыльев) двумя крылами закрывали каждый лицо свое, двумя закрывали ноги свои и двумя летали, обнаруживая тем, что они своим разумом не могут воспарить до той высоты, на которой совершаются чудные и непостижимые дела Божий, потому что никакой разум твари не постигает Божественных судеб всемогущего Творца своего: для них достаточно знать и убежденными быть, что Трисвятой Бог есть Свят, и исповедовать друг перед другом неизреченные Его Божественные совершенства, взывая к Нему: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф: полны суть небеса и земля беспредельной славы Его (см. Ис. 6, 3).

Илиотропион. Иоанн (Максимович)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *