Размышления о терпении в скорбях

Терпением да течем на предлежащий нам подвиг. Евр. 12, 1

Какой предлежит нам подвиг?

Подвиг перенесения всяких огорчений, несчастий, бедствий, коими засеяно, можно сказать, все поле нашей жизни. Такова вся наша здешняя жизнь. Не по воле своей мы приходим в эту жизнь; не по воле же приходим и в такую жизнь, которая от колыбели до могилы переполнена для каждого всякими скорбями. То собственные наши немощи, слабости, ошибки приносят разные беды, то разные внешние обстоятельства и случаи повергают нас в несчастье; от чего бы то ни было, от себя ли самих или от других, но несчастья в этой жизни неизбежны для нас, и этот-то неизбежный подвиг проходить с терпением учит нас божественный апостол. Терпением да течем на предлежащий нам подвиг.

Как ни сурово и холодно показалось бы иному несчастному утешение «терпи», но если такое утешение исходит из уст апостола, исполненного благодати Божией, оно не может не быть утешительно. И что может лучше утешить человека в сей юдоли слезной, как не благодать Божия, как не слово, от благодати Божией происшедшее и ею растворенное? Один Бог есть Бог всякия для нас утехи (2 Кор. 1, 3).

Самое существо терпения уже заключает в себе весьма много утешительного. Терпение поддерживает, собирает и как бы скрепляет все силы духа нашего против горечи и тягости всякого несчастья, тогда как, напротив, нетерпение роняет, рассыпает и расслабляет те же силы при малейшем неприятном случае. Терпеливый человек идет навстречу беде или несет тяжесть ее, как человек твердый, напрягший всю крепость своих мышц, чтобы вынести то, что на него обрушилось. Сколько ж отрады для такого духа в самом чувстве своего мужества, что он преодолевает бремя его подавляющее и выйдет из-под него с победой! Но кроме отрады здесь и немалая польза: укрепляемый терпением дух не упадает, не ослабляется и с твердостью и силой продолжает свои действия.

Но, что важнее, терпением мы доказываем сыновнее повиновение свое Богу, Отцу всяческих. Знаем мы или не знаем откуда, от кого и от чего происходят наши несчастья, но главную причину им мы должны находить в Самом Боге, без воли Коего ничего не бывает в нашем мире и особенно с нами. Не то это значит, чтобы Бог желал видеть и делать нас несчастными, но то, что, если без Его Промысла не спадает и один волос с головы нашей, как сказано в Евангелии, тем менее могут постигать нас разные горести и несчастья без Его святой воли. Он Отец наш. Так именовать Его научил нас Сам Иисус Христос. Возможно ли ж, чтобы без Его воли Его дети подвергались разным скорбям? Несчастья, правда, всегда горьки, но это нимало не опровергает любви Божией к нам; равно как и строгости отца при воспитании любимого сына доказывают не ненависть, а любовь отца к сыну.

За что ж или почему, для чего Бог подвергает нас разным несчастным случаям?

Без сомнения, за многие наши ошибки, грехи и преступления против Его святого закона. Кто по совести своей осмелится признать себя безгрешным перед Богом? О, все мы без числа виновны перед Ним. И вот Бог, сколько по правде, столько же и по любви, еще в этой жизни нас судит и наказует, чтобы, всегда миловав здесь, не осудить в будущей жизни и не наказать вечными мучениями. Так рассуждает апостол Павел, когда говорит: Судимії от Господа наказуємся, да не с миром (то есть в день Страшного суда) осудимся (1 Кор. 11, 32). Если я грешник, то уже непременно должен быть наказан. Этого требует вечная правда Божия, которой пререкать нельзя. Но не благодеяние ли мне, когда Бог судит меня здесь, чтобы не осудить на последнем суде, и наказует временной скорбью, чтобы не наказать вечной мукой? Часто мы не домышляемся, за какой именно грех Бог посылает на нас такую или другую беду. Но это, можно сказать, сам Промысл от нас скрывает. И для чего тебе знать это? Если узнаешь ты, могут узнать и другие, и тебе будет стыдно, как скоро укажется твоя вина, за которую ты именно наказуешься. Чувствуй, что ты грешен, и принимай несчастье за наказание, после которого Бог в другой раз не будет уже наказывать, если ты постараешься исправиться.

Или потому Бог посылает на нас несчастья, что хочет образумить нас, привести в сознание, указать нам наши недостатки, которые мы всегда забываем в счастье. Человек так слаб, что если видит в себе какие-либо совершенства, то вовсе забывает свою ничтожность, не равняет себя ни с кем, а ставит себя выше всех, даже готов спорить с Самим Богом — безумие, до какого только человек может упасть. Вам известен древний пример Навуходоносора, царя Вавилонского. В большей или меньшей мере, но подобным образом люди забываются в счастье; и несчастья, поражая их, заставляют их узнать свою ничтожность, раскаяться и исправиться.

Или Бог посылает на людей несчастья для того, чтобы очистить, укрепить и возвысить их добродетели и явить их всему миру в научение и подражание. Так было с праведным Иовом. По нашему мнению, несчастий достойны одни грешники; а по распоряжению Божию самые праведники имеют нужду в несчастьях. По испорченности нашей природы самые добродетели наши бывают нечисты, слабы, не блистательны; Бог очищает, укрепляет и возвышает их несчастьями. Итак, за что, почему и для чего бы ни посылались на нас несчастья, мы должны верить, что они посылаются нам от Самого Бога, Небесного Отца нашего, и если мы терпеливо будем принимать и переносить их, мы тем окажем Ему сыновнее свое повиновение; если ж, напротив, не будем терпеливы, то тем самым выразим перед Ним нашу строптивость и непокорство. Но может ли быть непокорный сын приятен отцу? Так точно мы Богу.

Наконец, терпеливое перенесение всех несчастий этой жизни есть долг христианина.

Поставленные в этой жизни, мы находимся в необходимости подвергаться всяким несчастьям; но будучи христианами, мы даже обязаны принимать на себя и переносить несчастья. Почему? Потому собственно, что мы христиане. Молим, пишет апостол Павел, ни единому смущатися в скорбех сих: сами бо весте, яко на сие истое лежим (то есть предназначены) (1 Фес. 3, 3). И мало ли мест в Священном Писании, в коих ясно говорится о таком предназначении христиан? В мире скорбни будете, говорил Сам Иисус Христос последователям Своим (Ин. 16, 33). Несть раб болий господа своего (Ин. 13, 16); аще Мене изгнаша, и вас изженут (Ин. 15, 20). Вси хотящий благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут (2 Тим. 3, 12). Многими скорбьми подобает внити в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Таков уж порядок или тон христианской жизни. Что ж это за горькая доля и собственно для христиан, которым, кажется, прежде и паче всех надлежало бы наслаждаться всяким счастьем? Нет, доля не горькая, но, говорю, таков порядок христианской жизни. Иисус Христос, начальник и совершитель веры нашей, есть возлюбленный Единородный Сын Божий и Бог. Что же? Наслаждался ли Он беспрерывным земным счастьем, когда во плоти пребывал на земле? Напротив, вся земная Его жизнь от яслей до Голгофы была одна беспрерывная цепь земных лишений, озлобления, скорбей, горестей и страданий, законченная сколько поносной, столько же мучительной смертью на кресте. Он, по апостолу, вместо предлежащей Ему радости, на которую имел все право и как Сын Божий, и как святейший паче всех человек, претерпел крест, о срамоте нерадив (Евр. 12, 2), крест, которого нимало не заслуживал. Если же Сам Христос знал в этой жизни одни страдания, может ли каждый христианин не почитать себя обязанным терпеть несчастья этой жизни? Мы со Христом так тесно соединены, как соединено тело и порознь члены тела со своей главой: может ли не страдать тело или члены, когда страдает глава? Можем ли мы, христиане, избегать страданий и не переносить их со всем терпением, когда Сам Христос, Начало-вождь наш, только и знал, что страдал? Если путь Христов тесен, труден, скорбен, то уже нельзя на этом пути не страдать, и кто не страдает, тот уже не на пути Христовом. Но это вовсе не горькая доля. Как Христу Самому через страдания пролегал путь к небесной славе, так и все христиане тем же путем идут к той же славе. Он Сам сказал: Где Я, там и слуга Мой будет (Ин. 12, 26); Он в славе, и мы будем в славе; если с Ним здесь пострадаем, то с Ним же и прославимся в будущем Его Царствии. Вот почему апостол Павел так выразительно сказал: Недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8,18), т. е. как бы ни были велики и многочисленны страдания в этой жизни для христианина, но они ничто перед той славой, которая ожидает его в будущей жизни, разумеется, если он терпеливо их перенесет, ибо сказано: Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв при-имет венец жизни, егоже обеща Бог любящим Его (Иак. 1, 12).

Итак, братья христиане, терпением да течем на предлежащий нам подвиг — на подвиг борьбы с житейскими скорбями, взирающе на начальника веры и совершителя Иисуса, Иже вместо предлежащия Ему радости претерпе крест, о срамоте нерадив, и за то, яко Богочеловек, одесную престола Божия ceдe (Евр. 12,1-2).

Николай, епископ Тамбовский

и Шацкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *