Святой Иоанн Кронштадтский о покаянии

«Бывает часто, что человек молится о про­щении грехов своих и внутренно сердцем не надеется, что грехи его будут прощены, счи­тая их как бы выше Божия милосердия. За то, действительно, и не получает прощения, хотя и источники невольных слез прольет, и со скорбным, стесненным сердцем отходит от Щедрого Бога, — того он и достоин. Веруйте, яко приемлете, — говорит Господь, — и будет вам (Мрк. XI, 24). Неуверенность в получении просимого у Бога — хула на Бога».

«Хотя ты без меры грешен, а все МОЛИСЬ Диавол будет представлять тебе лице Господа грозным и немилостивым, отвергающим твою молитву и твое покаяние, а ты вспомни сло­во Спасителя: Грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. VI, 37)».

«Если согрешишь в чем пред Богом, тот­час же говори в сердце своем со смирен­ным сознанием и чувством своих грехов 50 псалом. Если не подействовал один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее».

«Перечисляя грехи, в молитвах означенные, надо говорить их, чувствуя сердцем, как бы собственные».

«Аще седмищи на день согрешит… и седмищи на день обратится, глаголя: каюся — остави ему (Лк. XVII, 4). Знает Владыко как сердцеведец, что люди склонны к весьма частым падениям и, падая часто, восстают часто, потому и дал за­поведь, — часто прощать грехопадения; и Сам Первый исполняет Свое святое Слово, — как только скажешь от всего сердца: каюсь, — тот­час прощает».

«Надо гнушаться всяким грехом не на словах только, но и делом гнушаться, и в мыслях, и в чувствах, и в воспоминании, и в воображении, и, гнушаясь им, любить всем сердцем Бога и добродетель».

«Покаяние прилежное, ежедневное и еже­часное должно вести нас к исправлению, к добродетели и совершенству. Покаяние долж­но вызывать воздыхание и слезы, как в мытаре и блуднице».

Все то грех, что оскорбляет совесть и услаж­дает плоть.

Признавайтесь пред всеми, что вы грешни­ки, и оплакивайте себя, когда сделаете какое-нибудь худое дело.

Никакой нет заслуги в том, если грех оста­вит нас, надобно, чтобы мы оставили его.

Ничего так враг не ненавидит и не боится, как быть узнанным через открытие мыслей старцу, потому что тогда он уже не может ко­варствовать, как хочет (авва Дорофей).

Епитимия есть двух видов: публичная, за публично обнаруженный грех, налагаемая по суду Церкви, и внутренняя.

Не отчаивайся: ты учинил много худых дел и преступлений? — Что же? Ты не сошел еще во ад, где никто не исповедуется. Ты не оста­вил еще позорища, но стоишь среди позори­ща? — Но ты не там еще, где находится богач, тебе не сказано, что бездна между нами и вами (свт. Иоанн Златоуст).

Всякая неосторожность в отношении к Свя­тым Тайнам требует покаяния.

Начало казни грешников видим наиболее во внезапной смерти или в смерти, произведенной такою болезнью, которая отнимает возмож­ность покаяния (свт. Игнатий Брянчанинов).

«Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем», — этою молитвою, которая разбойника в рай ввела, вводят иные себя в самообольщение. Имея в виду пример покаяв­шегося разбойника, они думают, что для спа­сения достаточно только устного исповедания веры во Христа и, проводя безпечно жизнь гре­ховную, воображают, что еще не поздно, если и последнее их дыхание будет вздохом их по­каяния, если при конце жизни успеют сказать: «Помяни мя…»

Как же посредством жертв, приносимых во множестве без должного покаяния, надеетесь приобресть избавление душам своим? (свт. Ва­силий Великий).

Ежедневно плачущий о грехах очищает и те­ло, потому что слеза, истекшая с верой, омы­вает тело от нечистот его («Патерик»).

Полезно воспоминать и исчислять свои на­рушения Закона Божия, кроме блудных паде­ний и преткновений, подробное воспоминание которых воспрещено отцами как возобновляю­щее в человеке ощущения греха и услаждение им (св. Филофей Синайский).

Не подобает жалеть слез, ибо слезы суть вер­ные хранители того, кто жизнь свою распола­гает по добродетелям (св. Григорий Нисский).

Из беседы с одним духовником.

Я принимал от каждого приходящего только исповедание своих грехов. Если же кто не осознал своей греховности и не имеет твердого намерения ос­тавить свои греховные навыки, — то обличение грехов внешне, только со стороны духовника, часто вызывает протест и даже раздражение и гнев, — ибо обличение нечестивому (т.е. нерас­каянному) — раны ему, и в причинении этой боли он считает виновным обличителя. Если же возникают перед духовником вместо испо­веди счеты и пересчеты с ближними, с обви­нением их, то они никогда не могут привести к положительному концу… Только смиренное признание своей греховной виновности приво­дит человека к очищению и покою.

Часто люди приходят на исповедь с непод­готовленным сознанием: вместо исповедания содеянных грехов, начинают повествование об обстоятельствах своей жизни. Иногда рас­сказывают о семейных горестях и трудностях, взаимных недоразумениях. В другой раз при­ходят с жалобами и осуждениями своих ближ­них. Конечно, каждому хочется освободиться от всякой тяготы и давления на душу, найти сочувствие и облегчение, но не всегда имеется именно такая возможность во время испове­ди — по недостатку времени. Поэтому духов­нику приходится сказать: «Принимаю только грехи и выслушиваю только их».

Духовник должен разъяснить людям, чтобы они обязательно молились накануне причаще­ния Св. Тайн за вечерней, а в день причаще­ния — за утренней и Литургией.

В продолжение земной жизни христиане должны пребывать в покаянии, чуждыми на­слаждений и увеселений тленных — и этим не­престанным пребыванием в покаянии избран­ники Божий отличаются от сынов мира… Толь­ко при посредстве покаяния можно перейти из состояния душевного в состояние духовное (свт. Игнатий Брянчанинов).

Господь любит более раскаяние во спасение грешника, нежели жертвоприношения.

Чем более грешник строг к самому себе, тем паче Бог к нему снисходителен.

Если не можешь сказать грехов своих, то уж лучше написать их, чем скрыть (старец Иосиф Оптинский).

Св. Исаак Сирин говорит: «Если мы все грешны и ни один из нас не возвысился пре­выше всякого искушения, то ни одна из добро­детелей не может быть превыше покаяния, т.е. все добродетели, и самые высшие, должны быть растворены покаянием…» В другом слове этот великий наставник говорит: «Покаяние есть дверь милости Божией для тех, которые тща­тельно упражняются в нем». Этою дверью вхо­дим в Божественную милость; к этой милости не войти нам иначе, как только этой дверью… Требование от себя неизменяемости и непог­решимости — требование несбыточное в этом преходящем веке! Неизменяемость и непогре­шительность свойственны человеку только в будущем веке (свт. Игнатий Брянчанинов).

Если не будете снова грешить, то загладите прежние грехи.

Отец родной еще в чесом-либо свяжет свое рождение, а отец духовный всячески развязати может; а когда же отец духовный сына своего правильно свяжет, то и Сам Бог не развяжет. Понеже Сам Он, Господь Бог, вручил ему сие (крестьянин Посошков).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *