Мысли старца Варсонофия Оптинского

«Когда только хочу записать грехи свои для откровения, — то, что вам сказать, — мне уже становится легче, я это замечал», — говорил один человек старцу Варсонофию Оптинскому. «Да, — отвечал старец, — вы только еще пише­те, а он (враг) уже бежит».

«Вы знаете, какая у диавола тактика? Вам это надо знать. Он, зная, что какой-либо чело­век в чем не покаялся, всячески препятствует его покаянию. С этою целью он всячески ума­ливает степень тяжести греха, внушая такие мысли: «Это не важно, Бог тебе это без испо­веди духовнику простит», — и тому подобное. И даже старается, чтобы человек забыл об этом грехе. Видите, как хитер враг. Он отлично зна­ет, что исповедью смываются все грехи».

О скверных помыслах.

«Вижу во сне од­нажды я ад и адские мучения. Увидел я там маленькую девочку, лет пяти-семи и говорю: «Как ты сюда попала?». И думаю: «Какие мо­гут быть грехи у этой малютки, когда она еще совсем младенец?». А она смотрит на меня и говорит: «Я здесь за скверные мысли». Я тогда же отправился к моему духовнику и спросил его: «Возможно ли это?». Он отвечал: «Да, в аду половина ребятишек»».

«Я замечаю у тебя уныние, ради коего ты считаешь себя недостойным помощи Божией и прощения, — так думать оскорбительно для любви Божией. Никакие грехи не могут одолеть Божией благости и милосердия, если мы в них каемся и просим прощения. Ангелы плачут, когда ты унываешь и сомневаешься в милосердии Божием».

На исповеди подлинно жизнь и смерть че­ловека в руце языка (Притч. XVIII, 21), т.е. за­висит от его уст. — Жизнь, и Жизнь Вечная, когда ты от сердца сокрушенного и смирен­ного раскроешь все свои грехи пред Богом и получишь прощение в них из уст священника. Смерть, и смерть вечная, когда ты, по стыду ли ложному или по гордости, скроешь и не расскажешь пред духовником о каком-либо твоем злом деле, и отойдешь не прощен и не разрешен от грехов. Есть люди, которые знают свой грех, понимают даже, что он есть мер­зость пред Богом, но не могут собрать столько сил, чтобы решиться открыть свои греховные дела пред служителем алтаря. Таких-то людей диавол держит в своих лапах и не дает им от­крыть рта своего, ибо знает, что как только на исповеди они откроют грехи свои, он по­теряет все права свои над ними, а Ангел-Хранитель изгладит, вычеркнет все беззако­ния из книги дел их.

Егда Божию заповедь или отца своего ду­ховного приказание человек кой преступит и вскоре покаятися не потщится, то к тому чело­веку диавол дерзко приступает и вреждает его. А егда покается, то опять диавол от него отда­ляется, и в такого человека никоими мерами внити и вредити ему не может.

Сокрушение о грехах скорее поста и бдения умилостивляет гнев Божий.

Причащаться надо всякий пост. Не гото­ва? А то хотя бы поисповедалась, да услышала Святая Святым! (старец Адриан Югский).

Начало просвещения души есть зрение гре­хов своих и своей ничтожности.

Открывайте все свои помыслы, особенно те, которые долго вас не будут оставлять (старец Никон Оптинский).

Ежедневно перед сном надо вспоминать грехи, содеянные за день, и покаяться в них перед Господом.

Кто не видит грехов своих и не чувствует тяжести их, тот легко впадает в прелесть бе­совскую.

Как приходит к человеку Царствие Божие в этой жизни? — Через сердечное покаяние.

Простецы при исповеди без вопросов обык­новенно упускают из виду свои наиболее па­губные прегрешения, каются во внешних нару­шениях обрядового закона, иногда исчерпывая всю исповедь приблизительно такими фраза­ми: «Рано ем, пью», «селедки постом покуша­ли», или: «с маслом поела», «глоток молочка проглотила, когда ребенка кормила», или: «что ни ступила — согрешила». А что живет без церковного венца или в ссоре с соседями, пьян­ствует, блудничает, враждует, матерится, — о том и помину нет.

Пришед от исповеди к себе домой, первее поблагодари сердечно Бога, что Он удостоил тебя и допустил до святой Исповеди и умиро­творения совести.

Кто имеет дурное сердце, не должен отча­иваться, потому что с помощью Божиею че­ловек может исправлять свое сердце. Господь тогда только прекращает жизнь человека, когда не видит никакой надежды на его исправление (преп. Амвросий Оптинский).

Грешники весьма часто и не считают себя великими грешниками, потому что самолюбие и гордость ослепляют им глаза; если же почи­тают себя грешниками, то предаются адскому отчаянию, которое разливает глубокий мрак в их уме и сильно ожесточает их сердце (св. Ио­анн Кронштадтский).

После приобщения Святых Тайн надо про­сить Господа, чтобы Дар сохранить достойно и чтобы подал Господь помощь не возвращать­ся на прежние грехи (преп. Амвросий Оп­тинский).

Следует всякому христианину трижды в год причащаться Пречистых Тайн и каяться в сво­их грехах, а по нашей слабости, хотя однажды в год — в Великий пост. Если кто и этого не сотворит, а случится ему смерть, — лучше бы ему и не родиться (свт. Иоанн Златоуст).

Кто старцу или духовнику исповедуется в винах своих со смехом, тот не имеет страха Бо­жия и, не имея желания отстать от любимого греха, кается лицемерно… После перечисле­ния грехов хорошо говорить духовнику: «Нет возможности перечислить все грехи мои по множеству их». Но не следует говорить: «Всем грешен», или: «Нет греха, которого бы не со­вершил». Так сказать — не значит ли клеветать на себя? Ибо во всяком случае найдется нема­ло грехов, которых мы не имели, а о иных и понятия не имеем. — Грехи, которые прежде были разрешены на исповеди и после не пов­торялись, нет надобности снова исповедовать;

Покаявшегося Ангел Господень покрывает и сохраняет во вся дни живота и показует ему путь правый.
Покаявшегося Ангел Господень покрывает и сохраняет во вся дни живота и показует ему путь правый.

если же о них духовник спросит, то следует сказать: «Прежде было, но покаялся». — Когда духовник спросит о таком грехе, который еще не был исповедан, то следует отвечать: «Гре­шен» (Из иноческого календаря).

Не скажи сам себе в унынии и расслаблении душевном: я впал в тяжкие грехи, я стяжал долговременною греховною жизнию греховные навыки, они обратились от времени как бы в природные свойства, сделали для меня пока­яние невозможным. Эти мрачные мысли вну­шает тебе враг твой, еще не примечаемый и не понимаемый тобою: он знает могущество по­каяния, он боится, чтоб покаяние не исторгло тебя из его власти, и старается отвлечь тебя от покаяния, приписывая Божию всемогуще­му врачевству — немощь. Установитель покая­ния — Творец твой, создавший тебя из ничего; тем легче Он может воссоздать тебя, претво­рить твое сердце, соделать боголюбивое из сер­дца грехолюбивого, соделать сердце духовное, святое (свт. Игнатий Брянчанинов).

Покаянием начинается христианская нравс­твенная жизнь человека. Чтобы начать новую, благодатную жизнь, нужно покинуть пре­жнюю, греховную; нельзя полюбить добро, ус­тремиться к нему, не возненавидев предвари­тельно или одновременно зла, не отказавшись, не отвернувшись от него. Покаяние есть акт нравственного воссоздания человека.

Должно на исповеди признавать себя винов­ным, а на людей вину не полагать, потому что знак оправдания — мать всем порокам.

Три степени (духовной жизни) названы у свт. Иоанна Златоуста: не грешить, согрешивши, каяться, кто плохо кается, тому терпеть безро­потно и с благодарностью находящие скорби (преп. Амвросий Оптинский).

В случае поползновения не смущайся, а спе­ши к Богу, вопия: «Боже, сопричти к разбой­нику, блуднице и мытарю и спаси меня».

Нераскаянный христианин будет судим го­раздо строже язычника.

Сколько будем плакать и раскаиваться о том, что ныне не плакали и не приносили по­каяния.

Не дай Бог отойти во грехах туда, где уже нельзя сложить с себя грехов.

Нет пределов милосердию Божию, и для самых величайших злодеев есть возможность спасения, но велико должно быть и раскаяние таких грешников.

В ад только те пойдут, которые от гордости не захотят принести покаяние.

Как естественно нам есть, пить, говорить, слышать, так естественно и каяться.

После покаяния надобно нам не ходить ту­да, где мы падали в грех или где разжигались на грех. Если это гулянья — отказаться от них. Если знакомства — прекратить их. Оставить во внешних наших отношениях только дела по работе, и притом так завесть их, чтобы ис­полнение их было по Богу, а не в угодность страстям. Установить новые знакомства и но вые занятия, дела, вместо пустых бесед беседы о духовных предметах; вместо балов и вечеров — посещение людей богобоязненных; вместо чтения мирских книг, журналов — чте­ние Слова Божия и книг божественных и т.п (свт. Феофан Затворник).

Чтобы сохранить себя от грехопадений после покаяния, старайся, особенно на первых порах, когда еще ты не окреп нравственно, избегать встречи со грехом, удаляйся от тех людей и тех мест, какие могут дать тебе случай согрешить.

Нельзя не падать в грех, но можно и долж­но, упавши, восстать. Бегущий спешно, если и споткнется на что, спешно встает и опять уст­ремляется по пути к цели, — подражай ему.

Печаль от диавола говорит: «Куда тебе бе­жать? Нет тебе покаяния», — ибо бес говорит так, чтобы склонить человека оставить жизнь по Богу. А печаль по Богу говорит: «Не бойся, приди опять к Богу, ибо знает Христос, что человек немощен, и даровал ему спасительное покаяние до смерти его».

Никому ни в каком случае не должно пре­даваться отчаянию, но не следует и надеяться чрезмерно.

Есть так называемые неисповеданные гре­хи, с которыми многие живут в течение мно­гих лет, а может быть, и всей своей жизни, их уж слишком стыдно говорить; а, между тем, они тяготят душу и готовят ей вечные осужде­ния и муку. О, как надо страшиться умереть в нераскаянных грехах (архиепископ Арсений Чудовский).

Нет преступления, которое не могло бы быть прощено во имя распятого на кресте Сына Божия.

После покаяния надо изменить прежние обычаи и оставить привычки, которыми пи­тались наши страсти, — построить новый по­рядок своему поведению или своим занятиям, делам дома и вне и всем своим встречам, — а более всего предохранить себя от соблазнитель­ных встреч с такими предметами и лицами, и вещами, кои могут возбуждать томящие нас греховные страсти (свт. Феофан Затворник).

Благодать Божия возвращается через покая­ние, исповедь и самоуничиженную жизнь.

На Страшном Суде Бог осудит грешников особенно за то, что они не прибегали к Не­му как немощные и грешащие по немощи, и не умоляли Его послать им свыше благодать Всесвятого Духа, да дарует им силу не грешить (св. Симеон Новый Богослов).

Не надобно думать, что мы можем сами со­бою себя исправить, а просить о том Господа.

Спасительные советы, особенно ни исповеди, надо принимать всем сердцем, если покажется противно, — не осуждать оные внутренно, а открывать свои чувства духовнику И не противоречить.

Есть такие причастники, которые Святых Тайн Христовых приобщаются, а грехов своих на исповеди не объявляют и нисколько в них не раскаиваются. Таковые будут строго осуж­дены на суде Христовом; однако если раскают­ся в этом, — спасутся.

Душевный покой приходит от чистой совес­ти, которая и сама приходит не иначе как от откровения духовнику в немощах, грехах и не­доверчивости к самому себе.

В минуту же отчаяния знайте, что не Гос­подь оставляет вас, а вы Господа.

Один человек на мытарствах был задержан за то, что имел намерение сделать грех, хотя его и не сделал.

Господу приятнее грешник с покаянием, не­жели праведник с гордостью.

Чувство покаянное нужно иметь не только на исповеди, но постоянно.

Что дом не кающегося? — Пусто, затхло, безприютно. Такова душа не кающегося, и враг делает ее помойною ямой (свт. Феофан Затворник).

Для грешников, которые умирают тотчас же после покаяния, очищением служат молитвы Церкви и молящихся за них, а те, которые еще живы, сами должны очищаться исправлением жизни и милостынею, покрывающею грехи.

Более погибающих от злых слов, нежели от злых дел, потому что не многие считают нуж­ным приносить покаяние в произнесенных словах (свт. Иоанн Златоуст).

Злые мысли, посредством исповеди будучи открываемы, прогоняются.

Покаяние — есть очищение совести (преп. Иоанн Лествичник).

Не откладывай своего покаяния, так как за­старелые и оставленные и запущенные раны не легко врачуются, и для заживления своего требуют много трудов, резаний, прижиганий, ибо чем позднее покаяние, тем оно тягостнее.

Таинствами христианской Церкви верую­щий приводится в соединение с Божеством, в чем сущность спасения (свт. Игнатий Брян­чанинов).

На исповеди не надо стараться, чтобы бы­ли слезы (не должно выжимать их, они сами придут), скажи, что есть на совести, и больше ничего.

Отчаяние есть духовное самоубийство. Не должно отчаиваться, хотя бы кто и ежедневно падал в грех. Отчаиваться гораздо хуже, чем согрешать. В отчаянии полезно размышлять о милосердии Божием.

Если кто не покается и умрет, не прощая брата, то душа его отойдет туда, где живет злой дух, который овладел душою (преп. Силуан Афонский).

Не кающиеся и не плачущие ныне, на том свете горько будут плакать и рыдать, как мла­денцы, и слезы их будут жечь тела их, как огонь, но уже не принесут им никакой отрады (св. Макарий Египетский).

Исповедуя духовнику хульные мысли, не объясняй в подробности хульных слов (свт. Феофан Затворник).

Не почитай себя безопасным, ежели не скорбишь о грехах своих; но о сем более и сте­най, что не чувствуешь своих беззаконий (свт. Иоанн Златоуст).

Если же кто прочтет не служащее к угож­дению Божию в неведении, то да подвизается скорее изгладить прочитанное из памяти чте­нием Божественных Писаний, да покается ду­ховнику (преп. Петр Дамаскин).

Всякий нераскаянный грешник есть Иуда.

Недействительно раскаяние, когда не воз­вращено, что можно возвратить.

Не предавайтесь унынию — оно рождает сомнение в милости Божией; обратитесь сер­дцем к Богу и вспомните, что Он преисполнен милосердия к слабостям нашим.

Мы несомненно веруем, что через раскаяние изглаждаются грехи, даже и тогда, когда рас­каяние происходит при последнем издыхании (блаженный Иероним).

Внутренняя скорбь о грехах спасительнее всех телесных подвигов.

Прийди к духовнику и получишь рай (преп. Силуан Афонский).

Душа часто за один помысл сомнения в милосердии Божием: «А ну как Господь не простит», — теряет много.

Не отчаивайся, зная безмерное милосердие Божие, хотя и во многие грехи впадаешь; но мысль о милосердии Божием отнюдь да не бу­дет для тебя поощрением к совершению греха или к продолжению греховной жизни (свт. Ио­анн Златоуст).

Не успокаивай себя в своих греховных дей­ствиях «обычностию» греха вокруг себя: это не послужит к оправданию таких грехов и, следо­вательно, не избавит от наказания за грех Пра­восудием Божиим (свт. Феофан Затворник).

Если только при смерти приносим покая­ние, то можно сказать, что не мы оставляем грехи, но они оставляют нас.

Должно исповедовать грехи свои от своего лица, ибо бесы имеют обычай часто внушать нам или совсем не исповедовать согрешений духовному отцу, или исповедовать, но как бы от лица иного (преп. Иоанн Лествичник).

Пока мы находимся в здешней жизни, до тех пор имеем силу и возможность расторгнуть те узы, коими враг наш, диавол, оковывает нас, — и через покаяние, свергнув с себя бремя грехов, наследовать вечное спасение, но когда нераскаянная душа разлучится с телом, тогда уже нет для нее спасения.

Грехов, содеянных прежде, не укрепляй в душе твоей размышлением о них, чтобы они не возобновились в тебе. Будь уверен, что они прощены тебе с того времени, как ты предал себя Богу и покаянию. В этом не сомневайся (преп. Антоний Великий).

Пред Таинством Покаяния заранее войди в себя самого и займись, прежде всего, рассмот­рением жизни своей и всего, что в ней было не исправленного. Конечно, всякий говорит о себе, что он грешен, и не только говорит, а не­редко и чувствует себя таковым; но эта грехо­вность наша представляется в виде смутном и неопределенном. Этого мало. Истинное пока­яние и должная исповедь требуют определен­но разъяснить себе, что именно в нас нечисто и грешно, и в какой мере, — узнать свои гре­хи ясно и раздельно, как бы численно. Для этого вот что советуют сделать: поставь с од­ной стороны Закон Божий (или написанную опытным священником исповедь с перечисле­нием грехов), а с другой — собственную жизнь и смотри, в чем ты грешен.

Да, братие и сестры, все свои грехи надо ис­поведать, открыть чистосердечно пред священ­ником, чтобы получить через него от Христа Спасителя нашего всепрощение. А кто скры­вает на исповеди свои грехи или прикрывает и старается извинить себя, тому не будет и прощения, потому что Господь сказал апосто­лам и преемникам их: имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся (Ин. XX, 23). Как же священник может отпус­тить или не отпустить грехи, простить или нет, если ему не открыты грехи? Запомним, братие, что исповедать грехи священнику Сам Бог по­велевает (св. Иоанн Кронштадтский).

Не вознерадим обращаться к благоутробно­му Владыке Господу нашему скоро (если со­грешим) и не предадимся беспечности и отча­янию, ради тяжких и без численных грехов на­ших. Отчаяние есть совершеннейшая радость диаволу. Преп. Варсонофий говорит, что если не предашься унынию и нерадению, то уди­вишься и прославишь Бога, как Он тебя при­ведет к Себе, сделает из грешника праведни­ком (преп. Серафим Саровский).

Душа, помышляющая об исповеди, удержи­вается ею от согрешений, как бы уздою, ибо грехи, которых не исповедуем отцу духовному, делаем уже как бы во тьме и без страха (преп. Иоанн Лествичник).

Каяться во грехах мы должны ежедневно, ибо ежедневно грешим; но покаяние в посты от ежедневного отличается тем, что соединяется с говением, исповедью и причащением Св. Тайн. Не уклоняйтесь от подвигов говения, строго смотрите за собою, храните воздержание, даже в постной пище, и всячески воздерживайтесь от кушаний непостных. Такое воздержание в питании имеет отчасти значение некоторого наказания (епископ Виссарион Костромской).

Не ради праведных было пришествие в мир Сына Божия, но ради грешников, чтобы они изгладили грехи свои покаянием.

Благодать на благодать людям после Креще­ния дано Покаяние… второе рождение от Бога.

Все труждающиеся и обремененные грехами только покаянием приходят к Богу, каждый имеет нужду в покаянии, в новом рождении от Бога, хотя бы он лишь час прожил на зем­ле. Покаянием царь Давид, после того, как он пал в грех блуда и убийства, опять получил пророческий дар. Царь Манассия покаянием получил спасение, хотя пятьдесят лет до этого отклонял Израиля от Истинного Бога; пока­янием верховный из апостолов, по отречении от Господа, употребив врачевство слез, опять восприял достоинство апостольства.

Ничто так не противно кающимся, как сму­щение от раздражительности, потому что по­каяние требует великого смирения, а раздра­жительность есть знак великого возношения (преп. Иоанн Лествичник).

Кто осуждает грешников, тот изгоняет из себя покаяние.

Хотя Господь туне простил разбойника за одно исповедание веры словом на кресте и обетовал ему Царство, но в душах кающих­ся Дух Святой вселяется не иначе как после многих трудов, так что, по словам св. Марка Подвижника, согрешившему нельзя избежать воздаяния иначе, как соответствующим греху покаянием.

Согрешившему невозможно избежать гря­дущего суда без добровольных в сей жизни болезненных трудов или без страданий от не­вольных бед.

Если совершается обрядовое покаяние, без изменения неугодной жизни, то это не покая­ние, а самообман, самообольщение, в котором выражается темное, непросвещенное язычество.

Сердце очищается внутренним подвигом покаяния.

Надо предавать поруганию даже греховные помыслы через исповедание, ибо они ослабе­вают, а то и исчезают, как только бывают ог­лашаемы.

Истинное покаяние слагается из трех добро­детелей, из трех деланий: очищения ума, тер­пения скорбей и непрестанной молитвы (св. Марк Подвижник).

По мере очищения покаянием, начинаем ощущать присутствие Божие, от ощущения присутствия Божия является святое ощущение страха Божия (свт. Игнатий Брянчанинов).

Слава Всемилосердному Господу, видящему нашу греховность и согрешения, долготерпе­ливо ожидающему нашего покаяния, даровав­шему нам не только дозволение, но и заповедь умолять Его о помиловании.

Нераскаянные грешники во Второе При­шествие Христово услышат: Идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. XXV, 41) — т.е. добровольно, по неразумению и нераскаянности, сами идут в мучение, уготованное не им, а падшим анге­лам (преп. Амвросий Оптинский).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *