Рассказы. О дивном терпении святых подвижников в перенесении ими болезней

Святые подвижники, когда подверга­лись болезням, то принимали их как ве­личайшее благодеяние Божие, старались пребывать в славословии и благодарении Бога, не искали исцеления, хотя чудес­ные исцеления и совершаются наиболее между святыми иноками. Они желали терпеливо и смиренно переносить попу­щение Божие, веруя и исповедуя, что оно душеполезнее всякого произвольного по­двига.

В египетском ските, где пребывали ве­личайшие святые иноки, жил преподоб­ный Вениамин. За добродетельную жизнь его Бог даровал ему обильный дар исцеления недугов. Имея этот дар, он сам подвергся тяжкой и продолжительной водяной болезни: он необыкновенно отек. Принуждены были вынести его из собственной келии в другую, более поме­стительную. Для этого должно было в его келии вынуть двери, и с косяками. В новом помещении устроили для него особенное сиденье, потому что он не мог лежать на постели. Находясь в таком положении, преподобный продолжал ис­целять других, а тех, которые, видя его страдания, соболезновали ему, увеще­вал, чтоб они молились о душе его, не за­ботясь о теле. «Когда мое тело здраво, — говорил он, — тогда мне нет особенной пользы от него. Ныне же, подвергшись болезни, оно не приносит мне никакого вреда» (Алфавитный патерик).

Прпп. авва Исаия Отшельник и Марк Подвижник.
Прпп. авва Исаия Отшельник и Марк Подвижник.

Авва Петр сказывал, что он, посетив однажды преподобного Исайю Отшель­ника и найдя его страждущим от силь­ной болезни, выразил сожаление. На это преподобный сказал: «Столько удручен­ный болезнью, я едва могу содержать в памяти грозное время (смерти и суда Божия). Если бы тело мое было здраво, то воспоминание об этом времени было бы совершенно чуждым для меня. Когда те­ло бывает здраво, тогда оно наклоннее к возбуждению враждебных действий про­тив Бога; скорби служат нам пособием к сохранению заповедей Божиих» (Исайя Отшельник).

 

 

 

Отчего подвижника не принимали лечения?

Великие подвижники и чудотворцы не преподавали исцеления, столько для них удобного, ученикам своим, подвергав­шимся болезни по попущению или Про­мыслу Божию, чтобы не лишить их духовного преуспеяния, которое непре­менно должно доставиться болезнью, переносимою с христианским терпением. Игумен Газского общежития преподоб­ный Серид, ученик Великого Варсонофия, безмолвствовавшего в том же обще­житии, был долго болен. Некоторые из старших братий просили Варсонофия об исцелении игумена. Святой Варсонофий отвечал: «О здравии сына моего мог­ли бы помолиться Богу некоторые из на­ходящихся здесь святых, и он не был бы болен ни одного дня, но тогда он не полу­чил бы плодов терпения. Болезнь эта весьма полезна ему для терпения и благодарения»

«Был некто по имени Стефан, — повест­вует святитель Григорий Двоеслов, — настоятель монастыря, муж весьма свя­той, преимущественно отличавшийся добродетелью терпения. Он по любви к небесному отечеству все презирал, избе­гал всякого обладания в этом мире, укло­нялся мирского шума и был занят часты­ми и продолжительными молитвами. И добродетель терпения возросла в нем столь высоко, что он считал своим дру­гом того, кто что-либо обидное делал ему; за поношение он воздавал благодарно­стью; если в самом его убожестве наноси­ли ему какой-либо вред, он почитал это за величайшую прибыль; всех врагов сво­их признавал он за своих помощников. Когда настал день его смерти, тогда со­брались многие, и некоторые телесными очами видели входящих Ангелов; всех присутствовавших объял такой сильней­ший страх, что при исходе этой святой души никто не мог там оставаться и все разбежались». Итак, помыслите, как страшен будет Всемогущий Бог, когда явится праведным Судиею, если Он так устрашил присутствующих, когда при­шел с благоволением и милостью; или как Он мог бы быть страшен, если бы мог быть видим, если и невидимое явление Его так поразило души присутствовав­ших! Вот на какую высоту воздаяния по­ставило его терпение!

 Какую же жатву добродетелей заслуживают больные?

Этот же святой отец пишет, что во вре­мена его был в Риме некоторый муж, именем Сервилий, расслабленный всем телом, и некоторая благочестивая жена именем Ромула, страдавшая подобною болезнью многие годы. Сервилий до са­мой смерти так страдал расслаблением, что никогда не мог ни с постели встать, ни руки к устам принести, ни на другой бок поворотиться; равным образом и Ро­мула долгое время лежала на постели без всякого употребления членов. Какую же жатву добродетелей и заслуг обоим им принесла столь долговременная и столь тяжквя болезнь, сообщает тот же святи­тель Григорий, говоря о Божественных знамениях, которые просияли при смер­ти обоих, ибо пишет, что при кончине Сервилия слышны были ангельские пе­ния, а вскоре по кончине произошло не­кое чудное благоухание; таким же обра­зом и о смерти Ромулы повествует, что в комнате ее сперва показался чистейший свет, потом приятнейшее благовоние рас­пространилось свыше, и наконец слыш­ны были голоса Ангелов, попеременно поющих. За что бы такие особенные по­чести и преимущества этим расслаблен­ным были оказаны? Поистине не за что другое, как за долговременную и непре­станную болезнь, которая отдаляла от них всякий случай ко греху и вместе по­давала повод прибегать к покаянию и не­престанно упражняться в собеседовании с Богом. «Самое, — говорит святитель Григорий, — лишение членов соделалось приращением добродетелей, ибо тем по- печительнее приобучили их к употребле­нию молитвы, чем менее могли делать ими что-либо другое».

Некто старец Пиргийской лавры по имени Мироген вел такую строгую жизнь, что подвергся водяной болезни. И когда другие старцы приходили к нему с желанием лечить его, то он всегда гово­рил им: «Отцы, молитесь за меня, дабы мой внутренний человек не подвергся по­добной болезни, а что касается до настоя­щей моей болезни, то я прошу Бога о том, чтобы Он не вдруг освободил меня от нее» (Луг духовный).

Преподобный Пимен Многоболезненный, Печерский
Преподобный Пимен Многоболезненный, Печерский

Преподобный Пимен Многоболез­ненный путем тяжкой болезни достиг Царствия Небесного.

Он родился боль­ным и больным вырос. Много раз просил он родителей отдать его в монастырь, но им жаль было расставаться с единствен­ным сыном-наследником. Болезнь уси­ливалась так, что не было надежды на выздоровление, и родители отнесли его в Печерский монастырь, прося молитв о его здоровье. В обители по просьбе ро­дителей молились об исцелении стра­дальца, но страдалец уже чувствовал вы­сокую цену страданий, и молитва его о продолжении болезни была услышана Господом. Много лет провел Пимен в тяжкой болезни. Прислуживавшие ему тяготились им и часто оставляли без хле­ба и воды, голодным и в жажде, но Пи­мен все терпел с радостью. В пещеру его принесли другого больного, чтобы за обо­ими ухаживать за один раз, но и обоих часто оставляли без присмотра. «Бра­те, — сказал раз Пимен лежавшему с ним, — служащие гнушаются нами: если Бог исцелит тебя — станешь ли ты испол­нять эту службу?» Больной обещался служить больным до смерти своей. По слову Пимена он встал здоровым и стал служить болящему. Раз он обленился в служении, и вновь постигла его болезнь, но Пимен опять исцелил его. «Маловер­ный, — сказал ему тогда Пимен, — разве ты не знаешь, что равную награду полу­чают и больной, и тот, кто служит ему? Терпение больных не пропадает даром: здесь скорбь и туга, там радость и весе­лье. Потому-то терплю я все. Бог, Кото­рый исцелил тебя от болезни, может и мне возвратить здравие, но я не желаю того. Претерпевший до конца спасется. Пусть весь я сгнию в этой жизни, только бы там плоть моя оставалась без нетле­ния; пусть здесь будет смрадный запах, только бы там наслаждаться благоухани­ем неизреченным. Что значит эта смрад­ная и тесная храмина, как не суд прежде суда того, мучение прежде муки беско­нечной?» Двадцать лет провел Пимен в страдании. Перед смертью он стал здо­ров, простился со всею братиею, причас­тился в церкви Святых Тайн, поклонил­ся гробу святого Антония и указал место для своего погребения (Русские святые, чтимые всею Церковью или местно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *