В утешение болящему

О болезни, болезни! Только тот, кто не испытывал их, кто от роду болен не бы­вал (а много ли найдешь таких счастлив­цев в наше грешное время?), не знает, как бывают тяжелы они, какой неоце­ненный дар Божий здоровье! Недаром святые отцы называют болезни крестом; нелегко терпеть их человеку грешному! Смотрит страдалец на добрых людей: все такие они веселые да довольные, всем так легко дышится, все свободны точно птички Божии на воле; а он лежит непо­движно, точно привязанный к постели, не может иногда и повернуться без чу­жой помощи, и грустно-грустно ему, и больно, и невольно иной раз заплачет и скажет: «Господи! А что как я умру, да без добрых дел на тот свет пойду? О, как тяжело мне, Господи!»

Но не скорби, друг мой, Богом воз­любленный, не жалей много о том, что отнято у тебя здоровье-сокровище: кто знает, что бы ты стал делать с этим здо­ровьем? На пользу ли тебе послужило бы оно? А Бог видит скорбь твою, не укроет­ся от Него ни одна слезинка твоя: Он не оставит тебя! Ведь Он кого любит, того и наказует. Послушай вот, что рассказы­вает преподобный Поликарп о Пимене Многоболезненном, который целых двадцать лет лежал неподвижно, — дру­гих исцелял, а сам не хотел расстаться со своим отрадным крестом, со своими бо­лезнями.

* * *

Блаженный Пимен

Блаженный Пимен больным и родил­ся и вырос, и в недуге этом остался чист от всякой скверны и от утробы матери не познал греха. Много раз просил он у ро­дителей своих позволения постричься, но они, любя своего сына, надеясь и же­лая иметь его своим наследником, запре­щали ему. Когда же он изнемог совер­шенно, так что отчаялись за его жизнь, принесли его в Печерский монастырь и всех просили молиться за него, чтобы он исцелился от недуга. И много потруди­лись те преподобные отцы, но ничто не приносило пользы больному: его молитва превозмогала все другие. А он просил се­бе не здоровья, а прибавления болезней, чтобы по выздоровлении его родители не взяли его против воли из монастыря. Но отец и мать сидели возле него и не давали его постричь. И встужил блаженный и стал прилежно молить Бога, чтобы Он ис­полнил его желание. И вот в одну ночь, когда все спали, туда, где лежал Пимен, вошли как бы юноши светлые. В руках у них были свечи; они несли с собой Еван­гелие, свитку, мантию, куколь и все, что нужно для пострижения. И сказали они ему: «Хочешь ли, мы пострижем тебя?» Он же с радостью согласился, и они пост­ригли его по чину, надели на него ман­тию и куколь, дали ему имя Пимен и, за­жегши свечу, сказали: «Пусть не угасает эта свеча сорок дней и сорок ночей». За­тем они отошли в церковь, волосы же по­стриженного взяли с собой в платке и положили на гробе святого Феодосия. Братия же в соседних келиях слышали звуки пения и перебудили спавших во­круг них. Думая, что игумен с некоторы­ми братиями постригает Пимена или что этот больной уже скончался, вошли все вместе в келию, где он лежал, и нашли всех спящими: и отца, и мать, и рабов. Разбудили их, подошли к блаженному, и все исполнились благоухания и увидели его веселого и радостного, облеченного в иноческую одежду. И спросили его: «Кто постригал тебя?» Больной отвечал: «Я думаю, что это игумен приходил с брати­ей; они взяли мои волосы и пошли в цер­ковь». Услышав это, иноки пошли в церковь и нашли ее запертой. Разбудили пономарей и спросили: не входил ли кто в церковь после повечерницы? Они отве­чали, что никто не входил и ключи у эко­нома. Взяли ключи и вошли в церковь. И увидели на гробе Феодосия в платке во­лосы Пимена. Объявили обо всем игуме­ну, стали искать, кто постригал блажен­ного, и не нашли. И поняли все, что то был Промысл свыше от Бога, тем более что и свеча, которой бы только на день должно было хватить, сорок дней и сорок ночей постоянно горела и не сгорала. И потому не стали совершать над Пименом пострижения и сказали ему: «Довольно тебе, брат Пимен, дара Божия и Им дан­ного тебе имени». И много лет пробыл блаженный Пимен в той тяжкой болез­ни. Служившие ему гнушались им, и много раз по два и по три дня без пищи и без питья оставляли его. Он же все тер­пел с радостью и за все благодарил Бога. Другой больной принесен был в пещеры и пострижен. Иноки же, приставленные служить больным, взяли его и принесли к Пимену, чтобы служить обоим зараз. Но будучи небрежны к такой службе, они и не помнили про больных, и те изнемо­гали от жажды. Наконец Пимен сказал другому больному: «Такой смрад от нас, что служащие гнушаются нами. Если Господь восставит тебя, можешь ли ты взять на себя эту службу?» Тот обещался блаженному до смерти своей с усердием служить больным. Тогда Пимен сказал ему: «Вот, Господь снимает с тебя бо­лезнь твою. Теперь, выздоровев, исполни обет свой и служи мне и мне подобным. На тех же, которые нерадят об этой служ­бе, Господь наведет лютую болезнь, что­бы могли спастись, приняв такое наказа­ние». И тотчас же больной встал и стал служить ему. На нерадивых же и не хо­тевших служить больным, на всех напал недуг, по слову блаженного. Однажды брат, исцелившийся от недуга, погну­шался смрада, шедшего от Пимена, уклонился от блаженного и оставил его без пищи и без питья. Брат этот лежал в отдельной комнате, и вдруг огнем стало жечь его, так что он не мог встать три дня и, не стерпев жажды, начал кричать: «Помилуйте меня Господа ради! Умираю от жажды!» Услышали в другой келии, пришли к нему и, видя его в таком неду­ге, сказали Пимену: «Брат, который слу­жил тебе, умирает». Блаженный же ока­зал: «Что человек посеет, то и пожнет: так как он оставил меня мучиться голо­дом и жаждой, солгал Богу и презрел мою худость, то и с таким сделалось то же. Но мы научены не воздавать злом за зло. Итак, подите и скажите ему: зовет тебя Пимен, встань и приди сюда». Толь­ко что пришли и выговорили эти слова перед больным, он тотчас стал здоров и пришел к блаженному, никем не поддер­живаемый. Преподобный обличил его, говоря: «Маловерный! Вот ты здоров; те­перь не согрешай. Разве ты не знаешь, что одинаковую награду получают и больной, и служащий ему? Здесь и скорбь, и горе, и недуг на малое время; а там радость и веселье, и нет там ни болез­ни, ни печали, но жизнь бесконечная. Для того-то я и терплю так, брат мой. Бог же, чрез меня исцеливший тебя от твоего недуга, может и меня поднять с постели и исцелить мою немощь, да я сам не хочу. Лучше мне всему изгнить в этой жизни, чтобы только там тело мое было без тле­ния и смрадный запах обратился бы в неизреченное благоухание. Апостол гово­рит о скорбях: если вы терпите наказа­ние, то Бог поступает с вами, как с сы­нами… Если же остаетесь без наказа­ния… то вы незаконные дети, а не сыны (Евр. 12, 7—8). И Господь сказал: терпе­нием вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19)». И двадцать лет лежал преподоб­ный Пимен в таком страдании. В день же своего преставления преподобный Пимен выздоровел. Он обошел все келии и, кла­няясь всем до земли, просил прощения и объявлял о своем исходе из этой жизни. Больным же он говорил: «Братия и дру­зья мои! Встаньте и проводите меня». И тотчас, по слову его, отступала от них бо­лезнь, они делались здоровы и шли с ним. Сам же он, войдя в церковь, прича­стился Животворящих Христовых Тайн, потом взял свою постель и пошел к пеще­ре, хотя никогда в ней не бывал и никогда отроду не видал ее. Войдя, он поклонился на месте погребения святого Антония и показал место, где положить его. Потом блаженный сказал: «Вот пришли, пост­ригшие меня, хотят меня взять». И с эти­ми словами лег и почил о Господе, и поло­жили его в пещере с великою честью.

Видишь, друг мой, болезнь есть такая же милость Божия, такой же дар Божий, как и здоровье. Хочешь ли убедиться в том своим опытом? Есть средство дивное: оно может самую скорбь твою обратить в утешение, так что крест болезни будет для тебя воистину отрадным крестом. Какое же это средство? Да очень простое: возблагодари Господа от всего сердца за болезнь твою, скажи: «Господи! Ты луч­ше меня знаешь, что для меня полезнее, Ты послал мне болезнь, значит, так на­добно, и слава Тебе, Господи, что сподо­бил меня, грешного, потерпеть хоть не­много за грехи мои!» Скажи так, и верь, брат мой, тебе сразу легче станет: твое сердце согреется надеждою на милосер­дие Божие, и душа твоя почувствует, что с этой минуты она на руках Небесного Отца. Так чувствовал себя и преподоб­ный Пимен Многоболезненный.

Всем скорбящим во утешение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *