Учение святых отцев и учителей церкви об условиях успешности молитвы.

  1. Излиянием сердца чистого и отвращающаяся от греха.

Василий Великий
Василий Великий

Святой Василий Великий, на вопрос: с каким страхом и с какими слезами душа, обремененная многими грехами, должна удаляться от них, и с какою надеждою, с каким расположением приступать к Богу,— отвечает так:

  • «во-первых, она должна возненавидеть прежнюю свою предосудительную жизнь, чувствуя отвращение и омерзение к самому о ней воспоминанию: ибо написано: неправду возненавидех и омерзих, закон же Твой возлюбих (Пс. 118, 163);
  • потом принять в учители страха угрозу вечным судом и наказанием, познать, что время покаяния — есть время слез, как научил Давид в 6 псалме, а когда, несомненно уверится душа в очищении грехов кровию Христовою, по величию милосердия и по множеству щедрот рекшаго Бога: аще будут грехи ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут, яко червленное, яко волну убелю (Исаии 1. 18); тогда уже, получив способность и силу благоухать Богу, говорит она: вечер водворится плач, и заутра радост. Обратил еси плач мой в радость мне, растерзал еси вретище мое, и препоясал мя еси веселием: яко да воспоет Тебе славй моя (Пс. 29, 6, 12, 13). И таким образом приступив к Богу, поет Ему, говоря: вознесу Тя, Господи, яко поъдял мя еси, и не возвеселил еси враюв моих о мне« («Твор. св. отцев» в русск. пер., т. 9-й, стр. 218 и 219).

Святой Григорий Великий учит: «должно сперва самому себя очистить, и потом уже беседовать с Чистым, если не хотим потерпеть одного с Израилем, который не вынес славы лица Моисеева, и потому требовал покрывала» не хотим потерять зрение подобно Павлу, до очищения от гонений вступившему в сообщение с Гонимым, или, лучше сказать, с малым блистанием великаго Света; не хотим, прося врачевства, как сотник, из похвальной боязни не принимать в дом Врача». («Твор. св. отцев» в русск. пер., т. 3-й, стр. 258 и 259).

Святитель Иоанн Златоуст.
Святитель Иоанн Златоуст.

Святой Иоанн Златоуст так восклицает в одной беседе к молящемуся: «скажи мне: осмелился бы ты молиться, если бы замарал руки в навозе или в грязи? Никак. Но это не причинило бы тебе никакого вреда, а то осквернение (именно: нечистота, исходящая из уст твоих,— злословие, хула, ругательство, гневныя слова, срамословие, смех, насмешки) пагубно. И так, для чего же ты в делах безразличных опаслив, а в том, что запрещено, нерадив? Что же? скажешь ты: или не должно молиться? Должно,—только надобно быть чистым и не оскверненным. Но что же, скажешь ты, если я прежде осквернил себя? Очистись! Каким образом? Плачь, стенай, раздавай милостыню, примирись с обиженным тобой, очисти язык, дабы более не раздражать Бога. Ибо, если бы кто измаранными в грязи руками держал тебя за ноги, умоляя о прощении, ты не только не стал бы слушать его, но и оттолкнул бы ногою: как же ты сам дерзаешь в такой нечистоте приступать к Богу? Язык молящихся есть рука, какою мы обнимаем колена Божии, итак не оскверняй его, дабы и тебе не сказал Господь: аще умножите моление, не услышу вас» (Исаии 1.»Святой Иоан. Злат. бесед. 51, на Мат.» в русск. пер. ч. 2, стр. 476 и 377).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *