Не жалай жены ближнего твоего

Не желай жены ближнего твоего — гласит десятая заповедь Закона Божия (Исх. 20, 17).

Но какой повод к нарушению этой заповеди подают те мужчины, которые пускают своих жен ходить по улицам в полуобнаженном виде! Казалось бы, человек должен быть крайне возмущен, если его супруга «кокетничает» с другими мужчинами, тем более демонстрирует перед ними оголенные части своей фигуры. Но сегодня все перевернулось с ног на голову! И сами мужья выводят своих жен на улицы городов чуть ли не в пляжных костюмах и, за быв вовсе о таких понятиях, как стыд и честь, позволяют по стороннему непристойному взгляду блудно оценивать ее «жен ские прелести»! Желать, чтоб мужчины на улице мысленно прелюбодействовали с твоей супругой? Но ведь это что-то подобное сутенерству! Как видно, наши предки гораздо лучше наших современников понимали психологию человека, гораз до тоньше различали грех от допустимого, невинное от порочного, безчестное от достойного. В наше грубое и одичавшее время грехом и злом считается только то, что совершается са мим делом, и то лишь если влечет за собой тяжелые послед ствия. Большая же часть самых тяжких нравственных преступ лений и смертных (по учению Божественного Откровения) грехов почитается лишь «невинными шалостями». О «чести» и «целомудрии» говорить уже и не приходится, от них осталось одно наименование. (Возможно, это покажется кому-то чрез мерным преувеличением. Однако такова горькая реальность: многие современные дети не могут ответить на вопрос, «что такое целомудрие?» — столь редко звучит в наши дни это сло во и столь далеко отстоит от жизни нашего общества выражен ное им понятие).

Наверное, многие ответят на это словами Апостола: «Каж дый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похо тью» (Иак. 1, 14). Да, точно так, но подающий соблазн ко греху провоцирует грех, бросает семя духовной смерти. Похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1, 15). Даже в том случае, если тот, кого пытались соблазнить, устоит, победит вожделение, отведет взор, запре тит своему сердцу похотствовать, и таким искушением еще более возвысится в добродетели, по слову: «Блажен человек, ко торый переносит искушение, потому что. быв испытан, он по лучит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак. 1, 12). тем не менее, соблазнявший послужил орудием диавола — древнего искусителя.

А какой великий грех совершают те, кто демонстрирует по телевидению эротические, порнографические фильмы или проповедует блудный грех по радиопередачам, либо в перио дических изданиях и других средствах массовой информации! И повинны тут не только издатели и сотрудники подобных из даний, но и продавцы киосков, покупатели и подписчики этих пошлых, развращающих человеческие души журналов и газет. То же и в отношении к содержателям и организаторам школ эротического танца, наставникам «эротического воспитания» молодежи и другим деятелям, прямо или косвенно трудящимся на поприщах этого адского промысла! Все эти негодные люди прямо подпадают под анафему Церкви, должны быть отлучены от нее, и изгнаны из ее спасительной ограды, по 100-му правилу Шестого Вселенского Собора (как распространители изображений, «обаяющих зрение, растлевающих ум и произво дящих воспламенение нечистых удовольствий»). Отлучение от Церкви означает, что эти люди уже не имеют права заходить в храм, прибегать к помощи священника на дому, подавать через кого-либо в церковь записки со своим именем для поминове ния на богослужении, быть отпетыми в храме, на дому или на кладбище, и даже быть похороненными на православном клад бище. Если же они решатся войти в храм, поставить свечу и т. п., не раскаявшись, не пожелав переменить свою жизнь, то это лишь усугубит их вину перед Богом! Каждый христианин, разглядывающий эту продукцию, крайне оскверняет свою душу, сам вливает в свое сердце смертельный яд, который даже при усиленном врачевании нелегко будет изгнать. Не надо обманывать себя, будто «мы только зрители, но не собираемся со вершать подобное в жизни, и все представляемое на экранах только инсценировка». Как говорил известный апологет хри стианства Тертуллиан: «То, что неприемлемо в действительности, не должно быть приемлемо и в сочинении». Если демонстрируемый перед нашими взорами грех, вставленный в яркую, буквально гипнотизирующую рамку, как мы полагаем, не заставит нас вожделевать его на деле, то на каком же принципе тогда основана реклама, на которую разные фирмы тратят бечисленные миллионы долларов? Ведь все мы знаем, что даже скрытая, неконтролируемая сознанием реклама въедает ся, вгрызается в подсознание и принуждает вожделевать раз рекламированную вещь. Так посеянное в какой-то момент семя греха, сильное вожделение его сладости, разрекламиро ванной этими картинками, может не сразу произрастить ядови тый росток. Душа, усладившись однажды представлением гре ха, уже начинает искать повторения пережитого ощущения, как опьяненная наркотиком. И когда мы докатимся до тяжкого падения делом, то может быть уже и не вспомним, даже не до гадаемся, где и когда была инфицирована нам эта смертельная болезнь.

Святое Писание говорит: «Плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся» (Гал. 5, 17). Это непреложный закон нынешнего нашего бытия. Однако философы мира, разные его «мудрецы», утверждающие, что хорошо поняли человека и его психику, часто обвиняют христианство в том, что оно, якобы, противопоставляет духовное телесному и таким образом отсекает в человеке естественное и вполне ему свойственное, заставляет жить его «ненатурально». Они берутся защищать «простого человека», «такого, каков он есть — со всеми его человеческими слабостями и наклонно стями» от «строгих», «фанатичных» учителей христианства, которые постоянно требуют что-то отсечь, всегда хотят что-то запретить, в чем-то обличить, за что-то наказать этого бедного их «подзащитного». Да, теперь все чаще проповедуется лю бовь к человеку «каков он есть»: надо, мол, любить его просто, без прикрас, не переделывая на свой лад, любить его со всеми изъянами и странностями. Но это не любовь к человеку! Это на самом деле — холодное безразличие к его судьбе и, еще глубже — сокровенная, насмешливая ненависть к нему!

Никогда смертельно больному, умирающему добрый врач не попустит жить по образу здоровых, на равных с ними пра вах, но строго-настрого запретит ему вкушать и делать то, что еще больше усиливает болезнь. И только крайний неприятель может предлагать и навязывать тяжко больному отведать уби вающей его снеди, похлопывая его при этом дружески по пле чу и приговаривая: «Э, дружок, да ты совсем здоров!» Все мы заражены смертоносным недугом и поэтому обязаны предо стерегать друг друга, воспрещать друг другу все, что может развить, усугубить болезнь. Только тот может пренебрегать ле чением и осторожностью, кто либо не считает болезнь опас ной, либо же махнул на жизнь рукой.

Конечно, те люди, которые не верят в Бога и весь мир считают случайным хаосом, а человека обычным животным — они никак не поймут, о какой там еще духовности речь, да и под душой они разумеют только способность человека мыслить и чувствовать. Они и слышать не желают о первородном грехе, об искуплении человечества Господом, для них всякое прихотливое движение плоти «естественно» и любой грех име ет свои «смягчающие обстоятельства». Но в большей своей части современное человечество именно «махнуло рукой» на свое спасение, подсознательно знает, что идет верной дорогой в ад, однако придерживается принципа «погибать, так с музы кой», лишний раз иллюстрируя хорошо известную тему: «пир вовремя чумы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *