Естество человека

Вожди современной антикультуры призывают людей «возвратиться к естеству», к «первозданности», освободиться от всего «искусственного». Но кто из этих неправославных людей правильно понимает, каково действительно его естество? Что в нас природно и что противоестественно? Что знают они о первозданности человека? Говорят теперь цинично: «что естественно, то не безобразно». Но беда как раз в том, что самое безобразное и самое неестественное, противное естеству так усвоилось падшему состоянию человека, так сроднилось с ним из-за долгого пребывания во зле, что стало как бы второй на шей природой. Так естество наше прониклось этим ядом, что христианство говорит уже не об исцелении человека, а о Воскресении из мертвых, об нетлении ветхого человека и о рождении и возрастании нового (Ср. Еф. 4, 22-24). «Очень ошибаются, — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), — ошибаются в погибель свою те, которые признают плотские пожелания  неогьемлемыми  свойствами  тела человеческого,  а удовлетворение их естественною необходимостью. Нет! Человеческое тело низошло к телам скотов и зверей по причине грехопадения. Естественны плотские пожелания естеству падшему, как свойства недута недугу; они противоестественны естеству человеческому в том состоянии, в котором оно было создано…» Именно, по преступлении заповеди Божией, в раю «человек лишился обитавшего в нем Святаго Духа, который составлял как бы душу всего существа человеческого, и был предоставлен собственному естеству, зараженному грехом, вступившему в общение с естеством демонов! От подчинения смерти и греху составные части человека разобщились, стали действовать одна против другой: тело противится душе; душа находится в борьбе сама с собою; ее силы препираются; чело век находится в полноте расстройства. Сила желания болез ненно превратилась в ощущение ненасытных похотений; сила мужества и энергии превратилась в различные виды гнева <…> сила словесности, отчуждившись от Бога, потеряла возмож ность управлять силою воли и силою энергии». (Святитель Игнатий (Брянчанинов). Слово о человеке.)

Нет, христиане не противопоставляют дух телу! Наоборот, христианство учит стремиться к гармоничному воссоединению всех сил человека — и духовных, и телесных, искать их действительного примирения, когда они будут дополнять и обогащать друг друга, в едином порыве устремятся к Высшему, Божественному и составят единый слаженный хор — стройно, гармонично настроенные струны, чтоб на этой десятиструнной псалтири Дух Святый воспел сладчайшую песнь (Пс. 32, 2 и 143, 9).

Да, человек есть вершина Божественного творчества, он создан по образу и подобию Божию. Не только его душа, но и тело причастно художественной премудрости и силе Божией. Истинная и высшая Красота сокрыта в человеке, она заключена и в его теле. Творческая Сила Божия создала человеческое тело по законам красоты и соразмерности, эта красота его — свиде тельство Божественной Мудрости и поэтому допустимо лишь безкорыстное наслаждение, чистое созерцание этой красоты, без какого-либо практического, тем более безнравственного ис пользования ее. Но греховность человека, его своеволие затми ли в нем истинную красоту и теперь необходимо стремиться высветлить, очистить ее. Взывал Климент Александрийский к современникам: «Не насилуй красоты, о человек! Будь царем, а не тираном своей красоты. Тогда только признаю я твою кра соту, когда ты сохранишь образ ее чистым, только тогда буду я чтить в тебе красоту — истинный прообраз прекрасных пещей».

Однако, хотя красота тела человеческого от Бога, и это все еще те прекрасные контуры, изгибы, формы, линии, которые могуг переносить наше восхищение к величию Творца, к нача лу Высшей Вечной Красоты, но это — лишь туманные тени, слабый расплывчатый силуэт. Красота в нас искажена, попра на, осквернена отступлением от ее Творца, от Первообраза, ис кажено уже и само понятие наше о красоте и наше устремле ние к ней.

Адам и Ева в раю были наги и не стыдились, но эта святая невинность и чистота были потеряны через грех неверия, не послушания, нарушения первыми людьми первого завета с Богом. Все в человеке стало болезненно, осквернено, лишено святости. большей частью — непристойно. Как следствие этого искажения, явился стыд и угрызения совести, как ощущение естественного порядка, нарушения, своего недостоинства. Огрубение плоти должно было теперь скрыть болезненность души, а сама плоть — отражение страстности, вкоренившейся в душу, лолжна прикрываться одеждами. «Одежда — памятник грехо падения», — свидетельствует святитель Филарет Московский. Одежды — своего рода покаянный траур, смиряющий покров, погребальный саван, напоминающий, что мы далеко не сво бодны, не имеем права расслабляться, давать волю своим по желаниям. Поучительно, к примеру, такое монашеское прави ло: чтобы монах ни днем, ни ночью не снимал кожаный пояс, который символизирует обуздание вожделений. Но ведь и каж дый христианин должен также постоянно держать свои похотения в строгой узде!

Любителям безстыдно взирать на обнаженные девические тела на так называемых «конкурсах красоты» уместно было бы напомнить один эпизод из Жития святой первомученицы Феклы (пам. 24 сентября). Эта святая дева — христианка — отличалась необыкновенной красотой. За исповедание хри­стианской веры язычники долго мучили мужественную испо ведницу, пока, наконец, не выставили перед всем народом, со вершенно обнажив ее юное тело. «Только стыд был ее покро вом, — повествует писатель жития, — и она повторяла слова пророка Давида: стыд лица моего покрыл меня… (Пс. 43, 16). На нее были выпущены голодные разъяренные звери, львы и медведи; вышедши из своих затворов и увидевши девицу, стоящую без одежды, они преклонили головы свой до земли, опустили глаза вниз и, как бы стыдясь девической наготы, от ступили от нее! Так безеловесные животные являлись обличи телями и судиями людям на сем зрелище: будучи кровожад ными по природе, звери приняли на себя нрав целомудренно го человека, люди же, будучи разумными, уподобились диким зверям. (См. Жития Святых, изложенные по руководству Че-тьих-Миней св. Димитрия Ростовского, сентябрь.)

Современная «программа полового воспитания», которую ныне вводят в средних школах, включает и такую тему: «Как преодолеть стыд». Понятно, что чувства стыда и совести бывают мучительны для человека, они создают в нас какой то внутренний разлад, борьбу, болезненность, тревогу и не спокойность, или «дискомфорт», как теперь любят выражаться. Но эти «безпокоящие» нас таинственные сигналы из глубин наше го естества крайне необходимы и спасительны, как бывает необходима и физическая боль, поскольку они обнаруживают рану, тревожат и заставляют искать врачевства, не позволяют недугу затаиться и втайне посевать смерть. Поэтому-то чувство стыда свойственно каждому психически нормальному че ловеку, оно как раз «естественно» для нашего неестественного состояния! Даже с точки зрения медицины — известно, что в раннем детстве в центральной нервной системе преобладают процессы   возбуждения,   а   социокультурные   механизмы способствуют формированию активного сознательного тормо жения, которое как раз и лежит в основе освоения базовых эле ментов любой культуры. Культура обязательно включает си стему запретов, «табу» во всех сферах жизнедеятельности че ловека. По свидетельству создателя генетической психологии Ж. Пиаже, «познавательные качества человека определяются его способностью к самоограничению». Таким образом, о прямой связи воздержанности,  целомудрия,  упорядоченности чувств человека с его творческими и интеллектуальными способностями известно не только христианству!

Кто желает победить стыд и избежать «угрызений совести», приобрести свободу и преодолеть «комплекс неполноценности», вернуться к своему первоестеству, избежать «раздвоения личности», тот должен учиться этому не у сатанистов нашего времени, наподобие Ницше и Фрейда с их последователями, а начать жить полнотой Благодатной жизни святой Православной Церкви, которая есть Тело Христово! Здесь только он может вновь обрести человеческую природу но нет ее святой первозданной чистоте и красоте, мало того — обоженную, прославленную, вознесенную на Небеса, седищую одесную Бога-Отца!

В обнажении своего тела, в чувственно раскованном поведении кроется противление воле Божией, протест против законно наложенной на род человеческий епитимий (вспомним «ризы кожаные», возложенные на праотцев Самим Богом ( Быт. 3,21), непризнание вины, отказ видеть свое падение, поврежденность, отречение смирения. Всякое старательное украшение своего тела, желание привлечь к нему внимание толпы, заставить любоваться им — есть действие незаконное с духов ной точки зрения, соблазнительное, богоненавистное, поскольку оно — противо-покаянное. Еще апостолы повелевали: «Что бы также и жены в приличном одеянии, со стыдливостью и це ломудрием украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами» (1 Тим. 2, 9-10). Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа (Шет. 3, 3-4).

Еще Тертуллиан говорил, что «христианину недостаточно быть целомудренным, ему надо и выглядеть таким». «Чистота и простота христианской женщины должны быть так велики, чтобы изобилие их распространялось из сердца и на ее внеш ний вид, ее одежду». Человек, по мнению Климента Алексан дрийского, должен прежде всего заботиться о красоте души, состоящей в справедливости, рассудительности, мужестве, це ломудрии, любви к добру и скромности. И только затем он может проявлять заботу о своей телесной красоте, причем состоит она не в украшении тела, а в попечении о его здоровье.

Полезно заметить и то, что когда являлись святым людям Ангелы Божий в виде прекрасных юношей, то они всегда бы вали облечены в длинные светлые ризы, но без особых укра шений. Бесы же являются чаще всего безстыдно обнаженными (так их и изображает иконопись), либо разряженными наподо бие цыган. Вступающие в христианство лишь при Святом Кре щении бывают обнажаемы, но с целью подчеркнуть новое ро­ждение, возвращение невинности, прощение первородного греха и к тому же напомнить предстояние пред Богом, пред Которым обнажены все наши грехи и вся наша душа. Стыд здесь напоминает о необходимости искупления, о нашей ви новности пред Богом. Показательно, что в сатанинских ритуа лах посвящения в колдуны и жрецы посвящаемый должен быть совершенно обнажен «для освобождения от всех услов ностей мира» — так это объясняют.

Взывал Апостол: «Умоляю вас, братия, милосердием Божи-им представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугод-нуто Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим» (Рим. 12, 1). И сколь многие прекраснейшие и телом и духом юноши и девы принесли свои девственные, чистейшие, красивейшие, благоуханнейшие тела, как букеты белоснежных лилий в эту живую, святую жертву, благоугодную Богу! Были они перемолоты кровожадными челюстями злого дракона — одержимого демонами мира сего. Были растерзаны самым жесточайшим образом, обагрились своей собственной кровью и стали еще прекраснее, украсились многими драго ценнейшими камнями, со делали красоту свою нетленной. Это те, которые нашли красоте своей высшую цену, переплавили ее в очистительном огне и теперь сияют в несказанном сиянии ее — без малейшего изъяна. Не знаете ли, — говорит Апостол, — что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которо го имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий (1 Кор. 6, 19-20).

Но вот: пришло в мир этот христианство, принесло Свет истинной культуры, зарю Новой эры, виноградную гроздь Земли Обетованной, масличную ветвь надежды вечной Жизни, — прошло над ветхой землей Красное Солнце, согрело смирен ные сердца, оживило жаждущих небесного бытия и склони лось к горизонту, сокрылось до поры, до времени, оставив нам «свободу выбора». Есть у нас свобода, есть знание, услышал каждый человек зов: зовет его Господь — «Свете Тихий» в радость небесных обителей, зовет и сатана — падший денница в темницы ада, в бездну тьмы! Вот и свобода! Свобода — наложить узы на свои страстные вожделения, свобода — сорвать эти узы, а вместе с ними и одежды со своих пагубных устрем лений! Свобода — повеселиться, посмеяться, поиграть со сво ей жизнью, растоптать и растлить в себе все, что еще осталось от былой чести и красоты, в сиюминутной, скоротекущей жиз ни сей и вечно платить за этот жалкий мираж блаженства — вечной мукой. Свобода — претерпеть в кратком потоке време ни огонь страстей, пламя искушений, не поддаться сладкому обману, обольстительному пению сирен, не променять перво родства своего на жалкое мимолетное «удовольствие»! Свобо да — избрать Вечную Жизнь или вечную смерть!

Именно перед лицем этой свободы проходит соблазн, и на добно придти соблазнам, чтоб испытать наш выбор, но тем не менее: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит!»

Архимандрит Лазарь. Тбилиси, 1998 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *