Рассказы

Об обращении к богу великих грешников и о помиловании их, внушающие ту мысль, что не должно отчаиваться в своем спасении

Была одна весьма богатая женщина, у которой состояло во владении много рабов. С одним из своих рабов (имя ему было Вонифатий, он и управлял всем ее домом) она позволила себе преступную связь, и жили они развратно. Только госпоже раз пришла мысль приобрести для своего дома мощи какого-нибудь мученика, потому что она слышала, что где есть святые мощи или только часть их, там поселяется особенная благодать Божия. А во времена мук за веру приобрести мощи было не трудно; требовалось только не жалеть денег мучителям и страже, которые, зная о благоговении христиан к мертвым телам мученическим, не отдавали их даром. Госпожа, владея большими средствами для этого, возложила исполнение своей воли на Вонифатия, как более близкого к себе слугу, к которому назначила в сопутники еще иных слуг и вручила всем им большую сумму денег вместе с благоуханиями и тонкими полотенцами на случай помазания и обвития тела мученического, какое найдут. Собравшись в путь, Вонифатий шуточно сказал своей госпоже: «Что если я не найду мощей и если самого себя доставлю тебе вместо мученика, — примешь ли с честью мое тело?» Госпожа хульно назвала его пьяницей и развратником; потом попросила его сердечно, чтоб он хоть дорогой вел себя как можно воздержнее. Совет госпожи запал в душу Вонифатия, отличавшуюся и прежде некоторою добротою. Дорогой же он начал изменяться: бросил пьянство, перестал есть мясо, начал поститься и молиться, и притом скрытно от спутников. Когда же они все прибыли в тот город, где мучили христиан, он оставил своих товарищей отдыхать в гостинице, а сам тотчас отправился к месту казни мучеников. Необыкновенное спокойствие духа и терпеливость, с которыми мученики переносили свои страдания, заняли внимание рассеянного Вонифатия. Он долго смотрел, слушал и молчал. Наконец, не имея сил удерживать в себе пробудившейся ревности, он выступил на средину и стал обнимать каждого из мучеников и кланяться каждому в ноги, прославляя Бога христианского, столько укрепляющего своих исповедников в жестоких муках. Судья-мучитель и прочие с удивлением смотрели на его поступок; потребовав его к себе, они спросили, что он за человек и откуда? Вонифатий, почитая для себя имя христианина самым важным, отвечал: «Я христианин!» Тогда мучители начали уговаривать его поклониться идолам, но он решительно отказался, и потому тотчас подвергли его пыткам. Пытки не устрашили вразумленного Вонифатия; он оставался тверд в своих мыслях. Сряду два дня он был мучим самым жестоким образом и наконец умер, когда отсекли ему голову. Между тем сопутники его ожидали его возвращения в гостиницу, и когда он медлил, так объяснили его долгую отлучку, что, вероятно, он пошел для обыкновенных своих дел: вот уж доброму человеку, говорили они между собой, сделала такое святое поручение госпожа! Когда прошло три дня в напрасном ожидании, спутники пошли отыскивать его по городу и находят его мертвого на месте казни мучеников, между мученическими телами! Тогда они пали пред его телом и просили себе прощения в грехе хулы своей на него. Потом его же мощи купили, обвили их приготовленными полотенцами, предварительно излив на них ароматы, и отправились домой. Госпожа уже предызвещена была Ангелом Божиим об этом чуде обращения грешника и с величайшею честью и глубоким раскаянием во грехах своих встретила святые мощи Вонифатия. Вскоре она построила церковь, где бы хранить их, а себе близ этой церкви поставила келию, где и оплакивала свои грехи в продолжение остальных пятнадцати лет своей жизни (Четьи-Минеи, 19 декабря).

Еще менее времени употребил на покаяние один разбойник, о котором рассказывает один из святых отцов. Этот разбойник до того был страшен, что его боялась вся греческая страна, где он производил свои разбои со своими товарищами. Сам царь посылал довольное число воинов, чтоб схватить его, но не было никакой возможности уловить смелого разбойника. Наконец он сам явился к царю с повинною, и царь простил его. Прощенный, не в пример другим, от суда гражданского, разбойник встретил внутри себя суд, и столько жестокий, что мучений совести не могло вынести его тело: он сделался болен и помещен в больницу. Там в скором времени он почувствовал, что наступает для него час смерти, и начал молиться и каяться. Его молитва к Богу о прощении была так горяча, что когда он умер, то платок, которым он отирал свои глаза, весь оказался омоченным слезами. В минуту разлучения души его с телом врач той больницы видит такой сон: приступило к постели умирающего множество черных, безобразных людей (эфиопов), между ними только двое с лицами добрыми и светлыми. Явились весы, и черные люди — это были злые духи — положили на одну чашу весов листы с грехами умирающего. Тяжесть положенных листов так оказалась великою, что чаша весов тотчас же опустилась на дно. Но два человека с добрыми лицами — это были Ангелы — затруднялись, что бы положить на другую чашу весов. «Какое может быть доброе дело у этого разбойника, — говорили они, — когда он только что прекратил свои разбои и смертоубийства? Но исследуем, однако, внимательнее: не найдем ли чего-нибудь доброго и в этих последних днях его жизни?» Подошли они к постели умирающего, начали смотреть, и вот отыскали платок его, весь омоченный слезами. Этот-то самый платок они положили на весы. И что же? Весы в одну минуту склонились на их сторону, а листы, бывшие на другой стороне, исчезли. «Милосердие Божие преодолело грехи этого человека», — сказали с радостью Ангелы и тотчас понесли душу его на небо. Врач, вслед за виденным сном, отправился в больницу, чтобы удостовериться в действительности им виденного. Оказалось, что больной только что умер, и платок, промоченный слезами, еще оставался на лице его.

Здесь уместно привести разговор преподобного Пимена о том, как долго нужно продолжать покаяние. Один человек спросил этого великого мужа: «Я допустил великий грех и хочу каяться три года». Старец отвечал: «Много». Потом грешник спросил: «По крайней мере, год?» Старец опять отвечал: «Много!» Находившиеся тут заметили: «Сорок дней?» «Еще много, — сказал старец и к тому прибавил: Если человек покается от сердца и не будет уже делать греха, то Бог простит его и в три дня».

Были примеры, что Господь не отвергал и нескольких часов покаяния.Так, одна девица-сирота увлечена была соблазнителями и предалась явному разврату. Когда услышали об этом иноки ближнего монастыря, то по христианской любви к погибавшей грешнице избрали из среды себя одного особенно благочестивого старца, который бы пошел к ней и усовестил ее. Добрый старец, придя к блуднице, сказал: «Что худого нашла ты в Иисусе, что дошла до такого состояния?» Сказав это, он заплакал. Слова и искренние слезы старца сильно поразили молодую грешницу, потрясли все ее существо, и она спросила: «Есть ли, отче, для меня покаяние?» «Есть», — отвечал старец. «Веди же меня, куда хочешь», — сказала грешница. Старец повел ее в пустыню, и когда настал вечер, указал ей место, где отдохнуть, а сам уклонился от нее на некоторое пространство. Но в самую полночь вдруг ему видится, что Ангелы возносят душу грешницы на небо. Он поспешно встал, подходит к спящей, — и что же? Видит ее уже недвижимой. Столь скорая смерть грешницы после обращения ее от порока к покаянно опечалила старца, он сомневался, простит ли ее Бог. И вот последовал к нему с неба ответ: «Один час покаяния этой грешницы принят лучше покаяния многих, долго кающихся, но не показывающих такой горячности в покаянии!»

Братие мои! После таких ли примеров обращения к Богу и прощения Богом грешников вам отчаиваться? Нет, хотя глубоко должны вы сокрушаться о своих грехах, но отнюдь не должны доходить до отчаяния: не должны думать, будто все потеряно для вас, будто нет для вас прощения и не в силах вы сделаться лучшими. Не верить тому нельзя, что говорит Сам Бог. А Бог говорит: грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37); приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии (грехами), и Аз упокою вы (Мф. 11, 28). Только не медлите обратиться к своему Спасителю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *