Как проводить время постов

Сей же род изгоняется только молит-
вою и постом.

Мф. 17, 21

Когда вы постились …Для меня ли вы

постились?

Зах. 7, 5

Пост не есть голод.

Голодает и диабетик, и факир, и йог, и заключенный в тюрьме, и просто нищий. Нигде в службах Великого поста не говорится о посте только в нашем, обычном смысле, то есть как о неедении мяса и прочее. Всюду один призыв: «постим­ся, братие, телесно, постимся и духовно». Следовательно, пост только тогда имеет религиозный смысл, когда он соединен с духовными упражнениями. Пост равен утончению. Нормальный, биологически благополучный человек недоступен влия­ниям высших сил. Пост расшатывает это физическое благополучие человека, и тогда он делается доступнее воздействиям иного мира, идет духовное его наполнение.

Душа человека тяжело больна.

Церковь отводит в году определенные дни и периоды времени, когда внимание человека должно быть особенно устремлено на исцеление от душевной болезни. Это пост и постные дни. По словам епископа Германа: «Пост есть сугубое воздержание, чтобы восстановить утраченное равновесие между телом и духом, чтобы вернуть нашему духу его главенство над телом и его страстями».

У поста есть, конечно, и другие цели (о них будет говориться ниже), но основная из них — изгнание из души своей лукавого духа — древнего змия. Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21), — сказал Господь Своим ученикам. Господь показал нам Сам пример поста, постившись 40 дней в пустыне, откуда возвратился… в силе Духа (Лк. 4, 14).

Как говорит святой Исаак Сириянин: «Пост есть оружие, уготованное Богом… Если постился Сам Законоположник, то как не поститься кому-либо из обязанных соблюдать закон?..

До поста род человеческий не знал побе­ды и диавол никогда не испытывал пораже­ний. Господь наш был вождем и первенцем этой победы.

И как скоро диавол видит это оружие на ком-нибудь из людей, этот противник и му­читель тотчас приходит в страх, помышляя и вспоминая о поражении своем в пустыне Спасителем, и сила его сокрушается… Кто пребывает в посте, у того ум непоколебим» (Слово 30).

Совершенно очевидно, что подвиг покая­ния и молитвы в посте должен сопрово­ждаться мыслями о своей греховности и, конечно, воздержанием от всяких развле­чений — хождения в театры, кино и гости, легкого чтения, веселой музыки, смотрения телевизора для развлечения и т. п. Если все это еще влечет сердце христианина, то пусть он сделает усилие, чтобы оторвать от этого свое сердце, хотя бы в дни поста.

Здесь нужно вспомнить, что по пятницам преподобный Серафим не только постился, но и пребывал в этот день в строгом мол­чании. Как пишет священник Александр Ельчанинов: «Пост — период духовного усилия. Если мы не можем отдать Богу всю свою жизнь, то посвятим Ему безраздельно хотя бы периоды постов — усилим молит­ву, умножим милосердие, укротим страсти, примиримся с врагами».

Здесь приложимы слова премудрого Соло­мона: Всему свое время, и время всякой вещи под небом: …время плакать, и время смеяться; вре­мя сетовать, и время плясать… время молчать, и время говорить и т. д. (Еккл. 3, 1-7).

Для физически здоровых людей основой поста считается воздержание в пище. Здесь можно различать 5 степеней физического поста: 1) отказ от мяса; 2) отказ от молоч­ного; 3) отказ от рыбы; 4) отказ от масла; 5) лишение себя пищи вообще на какие-то сроки. Естественно, что на последние сте­пени поста могут идти лишь здоровые люди. Для больных и престарелых более соответ­ствует правилам первая степень поста. Сила и действенность поста могут оцениваться по силе лишения и жертвы. И естественно, что не только формальная замена скором­ного стола на постный составляет истин­ный пост: можно приготовлять изысканные блюда и из постной пищи и таким обра­зом в какой-то мере удовлетворять и свое сластолюбие, и свою алчность к ней. Надо помнить, что кающемуся и скорбящему о сво­их грехах неприлично есть постом сладко и обильно, хотя бы и (формально) постные блюда. Можно сказать, что поста не будет, если человек, вкусив постных блюд, будет вставать из-за стола с чувством обременения желудка. Здесь мало будет жертв и лишений, а без них не будет и истинного поста.

Почему мы постимся, а Ты не видишь ? — взывает пророк Исайя, обличая иудеев, ли­цемерно соблюдавших обряды, но сердцем далеких от Бога и Его заповедей (Ис. 58, 3).

В некоторых случаях больные христиане заменяют себе (сами или по совету духов­ников) воздержание в пище постом «духов­ным». Под последним часто понимают более строгое внимание к себе: удержание себя от раздражительности, осуждения, ссор. Все это, конечно, хорошо, но разве в обычное время христианин может позволять себе грешить, или раздражаться, или осуждать? Совершенно очевидно, что христианин дол­жен всегда «трезвиться» и быть вниматель­ным, предохраняя себя от греха и всего того, что может оскорблять Духа Святого. Если же он не в силах удержать себя, то, вероятно, это будет иметь место в равной степени как в обычные дни, так и в посту. Отсюда замена поста в пище на подобный «духовный» пост — это чаще всего самообман.

Поэтому в тех случаях, когда по болезни или по большому недостатку в продуктах питания христианин не может соблюдать обычные нормы поста, пусть сделает в этом отношении все, что сможет, например: отка­жется от всяких развлечений, от сластей и ла­комых блюд, будет поститься хотя бы в среду и пятницу, будет стараться, чтобы наиболее вкусная пища подавалась лишь по празднич­ным дням. Если же христианин по старческой немощи или по нездоровью не сможет отка­заться от скоромной пищи, то следует хотя бы несколько ограничить ее в постные дни, например не есть мясного — словом, в той или иной мере все же приобщиться к посту.

Некоторые отказываются от поста из-за боязни ослабить свое здоровье, проявляя при этом болезненную мнительность и малове­рие, и стремятся всегда обильно питать себя скоромной пищей для достижения хороше­го здоровья и для поддержания «упитаннос­ти» тела. И как часто они-то и страдают вся­кими заболеваниями желудка, кишечника, почек, зубов…

Кроме проявления своего чувства покая­ния и ненависти ко греху, пост имеет и другие стороны. Время поста — не случайные дни. Среда — это предание Спасителя, наивыс­ший из моментов падения и позора человече­ской души, идущей в лице Иуды предавать за 30 сребреников Сына Божия. Пятница — это терпение издевательств, мучительные страда­ния и крестная смерть Искупителя человече­ства. Вспоминая о них, как может христианин не ограничить себя путем воздержания?

Великий пост — это путь Богочеловека к Голгофской жертве. Человеческая душа не имеет права, не смеет, если только она хри­стианка, проходить равнодушно мимо этих величественных дней — знаменательных вех во времени.

Как она дерзнет потом — на Страшном суде, стать одесную Господа, если она будет равнодушна к Его скорби, крови и страда­ниям в те дни, когда Вселенская Церковь — земная и небесная — вспоминает их.

В чем должен состоять пост? Здесь нель­зя дать общей меры. Она будет зависеть и от состояния здоровья, и от возраста и от усло­вий жизни. Но здесь надо непременно задеть за живое свое плотоугодие и сластолюбие.

В настоящее время — время ослабления и падения веры — нам кажутся недости­жимыми те уставы о посте, которые в ста­рину строго выполнялись благочестивыми русскими семьями. Вот, например, из чего состоит Великий пост по церковному уставу, обязательность которого распространялась в равной мере как на инока, так и на миря­нина. По этому уставу в Великий пост пола­гается: полное неедение в течение целого дня понедельника и вторника первой сед­мицы и пятницы Страстной седмицы. Лишь для более слабых возможно вкушение пищи во вторник вечером первой седмицы. Во все остальные дни Великого поста, кроме суб­бот и воскресений, полагается только сухо-едение и лишь однажды в день — хлеб, ово­щи, горох — без масла и воды. Вареная пища с постным маслом полагается лишь в суббо­ты и воскресенья. Вино разрешается только в дни церковных воспоминаний и при длин­ных службах (например, в четверг на пятой седмице). Рыба — лишь в Благовещение Пре­святой Богородицы и Вербное воскресенье. Хотя такая мера нам кажется чрезмерно су­ровой, она, однако, достижима для здорово­го организма.

В быту старой русской православной семьи можно видеть строгое выполнение постных дней и постов. Даже князья и цари постились так, как теперь не постятся, мо­жет быть, и многие из монахов.

Так, царь Алексей Михайлович Великим постом обедал лишь три раза в неделю — в четверг, субботу и воскресенье, а в осталь­ные дни съедал только по кусочку черного хлеба с солью, по соленому грибу или огур­цу, запивая квасом.

Некоторые египетские иноки в древно­сти практиковали в Великий пост полное со­рокадневное воздержание от пищи, следуя в этом отношении примеру Моисея и Самого Господа.

Сорокадневные посты проводил два раза один из братьев Оптиной пустыни — схи­монах Вассиан, живший там в середине XIX столетия. Этот схимник, между прочим, так же, как и преподобный Серафим, в зна­чительной мере питался травою «снытью». Он прожил до 90 лет.

37 дней не вкушала ни пищи, ни питья (кроме одного Причастия) инокиня Марфо-Мариинской обители Любовь. Следует от­метить, что во время этого поста она не чувствовала никакого ослабления сил и, как про нее говорили, «голос ее гремел в хору как будто бы еще сильнее прежнего». Этот пост она совершила перед Рождеством; он кончился в конце Рождественской литур­гии, когда она внезапно почувствовала не­преодолимое желание поесть. Не в силах более владеть собою, она тотчас же пошла в кухню для принятия пищи.

Необходимо заметить, однако, что опи­санная выше и рекомендованная церковью норма для Великого поста не считается теперь строго обязательной для всех. Цер­ковь рекомендует, как известный минимум, лишь переход постом на постную пищу в согласии с ее указаниями для каждого из постов и постных дней. Выполнение этой нормы для вполне здоровых людей счи­тается обязательным. Все же большее она предоставляет ревности и усердию каждо­го христианина: Милости хочу, а не жерт­вы, — говорит Господь (Мф. 9, 13). Вместе с тем надо нам помнить, что пост необходим не Господу, а нам самим для спасения нашей души. Когда вы постились… для Меня ли вы постились? — говорит Господь устами про­рока Захарии (7, 5).

Есть и еще одна сторона у поста. Вот кон­чилось его время. Церковь торжественно справляет праздник, завершающий пост. Может ли достойно встретить и пережить сердцем этот праздник тот, кто в какой-то мере не приобщился этому посту? Нет, он почувствует себя так, как тот дерзкий в Господней притче, что осмелился на пир прийти не в брачной одежде (см. Мф. 22, 2— 12), то есть не в духовной одежде, очищен­ной покаянием и постом.

Хотя бы человек по привычке и пошел на праздничное богослужение и сел бы за праздничный стол, он при этом ощутит лишь беспокойство совести и холод на серд­це. А его внутренний слух услышит грозные слова Господа, обращенные к нему: Друг, как ты вошел сюда не в брачной одежде? И душа его будет брошена во тьму внешнюю, то есть останется во власти уныния и печали, в атмосфере духовного голода — плача и скрежета зубов (Мф. 22,12-13). Пожалейте же сами себя те, кто пренебрегает, чуждается и бегает поста.

Пост — есть воспитание способности духа человеческого бороться против своих поработителей — сатаны и разнеженного, избалованного тела. Последнее должно быть послушно духу, но на деле чаще всего является господином души.

Как пишет наш великий пастырь про­тоиерей Иоанн Сергиев (святой правед­ный Иоанн Кронштадтский. — прим. ред.): «Кто отвергает посты, тот отнимает и у себя и у других оружие против многострастной плоти своей и против диавола, сильных про­тив нас особенно через наше невоздержа­ние, от которого происходит всякий грех».

Истинный пост есть борьба; это в полном смысле слова узкий и тесный путь (см. Мф. 7-14), о спасительности которого говорил Господь. Господь велит скрывать свой пост от окружающих (см. Мф. 6, 18). Но от ближ­них христианину, может быть, не удастся утаить свой пост. Тогда может случиться, что близкие и родные вооружатся на постяще­гося: «пожалей себя, не мучь себя, не уби­вай себя» и т. п. Мягкие вначале разговоры родных затем могут перейти в раздражение и упреки. Дух тьмы восстает против постя­щегося через близких, приводит против по­ста доводы и посылает соблазны, как неко­гда пробовал это сделать с постящимся в пустыне Господом.

Пусть заранее предвидит все это христиа­нин. Пусть не ждет он также, что, приступив к посту, он сразу будет получать какие-либо благодатные утешения, теплоту в сердце, сле­зы покаяния и сосредоточенность в молитве. Это приходит не сразу, это надо еще зарабо­тать борьбой, подвигом и жертвами: …слу­жи мне… и потом ешь и пей сам, — говорит­ся в притче рабу (Лк. 17, 8). Те, кто проходил пути сурового поста, свидетельствуют даже об ослаблении иногда в начале поста молитвы и притуплении интереса к духовному чтению.

Пост — это лечение, а последнее быва­ет часто нелегко. И лишь в конце его кур­са можно ждать выздоровления, а от поста ждать плодов Духа Святого — мира, радости и любви (см. Гал. 5, 22).

По существу своему, пост есть подвиг и связан с верою и дерзновением. Пост уго­ден и приятен Господу как порыв души, тя­нущейся к чистоте, стремящейся сбросить цепи греха и освободить дух от рабства телу. Церковь считает его и одним из действен­ных средств, посредством которых можно переложить гнев Божий на милость или пре­клонить волю Господню к исполнению мо­литвенного прошения.

Так, в Деяниях Апостолов описывается, как антиохийские христиане перед отправ­лением на проповедь святых апостолов Павла и Варнавы совершили пост и молит­ву (Деян. 13, 3). Поэтому пост практикуется в церкви как средство подготовки себя к ка­кому-либо начинанию. Имея нужду в чем-либо, отдельные христиане, иноки, мона­стыри или церкви накладывали на себя пост с усиленной молитвой.

У поста есть, кроме того, и еще одна поло­жительная сторона, на которую обратил вни­мание Ангел в видении Ерму (см. книгу «Пастырь Ерма»).

Заменяя скоромную пищу более простой и дешевой или уменьшая ее количество, хри­стианин может сократить издержки на себя. А это даст ему возможность больше средств обратить на дела милосердия. Ангел дал та­кое указание Ерму: «В тот день, в который постишься, ничего не вкушай, кроме хлеба и воды, и исчисливши издержки, которые ты сделал бы в этот день на пищу по приме­ру прошлых дней, оставшиеся от этого дня отложи и отдай вдове, сироте или бедно­му; таким образом ты смиришь свою душу, а получивший от тебя насытится и будет за тебя молиться Богу».

Ангел указал также Ерму и на то, что пост не есть самоцель, а лишь подсобное средство к очищению сердца. И пост того, кто стре­мится к этой цели и не исполняет заповедей Божиих, — не может быть угодным Богу и является бесплодным.

По существу, отношение к посту являет­ся пробным камнем для души христианина в его отношении к Церкви Христовой, а че­рез последнюю — ко Христу.

Как пишет священник Александр Ельча-нинов: «…В посте человек проявляет себя: у одних проявляются высшие способности духа, другие же делаются только раздражи­тельны и злы — пост открывает истинную сущность человека».

Душа, живущая живой верой во Христа, не может пренебрегать постом. Иначе она объединит себя с теми, кто равнодушен ко Христу и религии, с теми, кто, по словам протоиерея Валентина Свенцицкого: «Едят все — и в Великий Четверг, когда совершается Тайная Вечеря и предается Сын Человеческий; и в Великую Пятницу, когда слышим мы плач Богоматери у Гроба Распятого Сына в день Его погребения. Для таких не существует ни Христа, ни Богоматери, ни Тайной Вечери, ни Голгофы. Какой же у них может быть пост?»

Обращаясь к христианам, отец Валентин пишет: «Держи и соблюдай пост как вели­кую церковную святыню. Каждый раз, когда ты воздерживаешься от запрещенного в дни поста, — ты со всею Церковью. Ты делаешь в полном единомыслии и единочувствии то, что делала вся Церковь и все святые угодники Божий с самых первых дней бытия Церкви. И это будет давать тебе силу и твердость в твоей духовной жизни».

Значение и цель поста в жизни христиани­на можно резюмировать следующими слова­ми преподобного Исаака Сириянина:

«Пост — ограждение всякой добродетели, начало борьбы, венец воздержанных, красо­та девства, источник целомудрия и благора­зумия, учитель безмолвия, предшественник всех добрых дел…

От поста и воздержания рождается в душе плод — ведение тайн Божиих».

* Николай Евграфович Пестов (1892—1978) — известный духовный писатель, профессор, доктор химических наук. Автор книг «Современная практика православного богосло­вия», «Православное воспитание детей», «Основы право­славной веры».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *