Рассудительность в посте

Милости хочу, а не жертвы.

(Мф. 9, 13)

Покажите… в добродетели рассуди-
тельность.                                             „    .

(2 Пет. 1, 5)

Все доброе в нас имеет некую черту, перейдя которую незаметно обращается во зло.   Протоиерей Валентин Свенцицкий

Все вышеизложенное о посте относится, однако, повторяем, лишь к здоровым лю­дям. Как и для всякой добродетели, и для пос­та также нужна рассудительность.

Как пишет преподобный Кассиан Римля­нин: «Крайности, как говорят Святые Отцы, с той и другой стороны равно вредны — и излишество поста и пресыщение чрева. Знаем мы некоторых, которые, не быв побе­ждены чревоугодием, низложены были без­мерным постом и впали в ту же страсть чревоугодия по причине слабости, проис­шедшей от чрезмерного поста.

Притом неумеренное воздержание вред­нее пресыщения, потому что от последнего, в силу раскаяния, можно перейти к правиль­ному действованию, а от первого — нельзя. Общее правило умеренности воздержания состоит в том, что каждый сообразно с сила­ми, состоянием тела и возрастом столько пищи вкушал, сколько нужно для поддер­жания здоровья тела, а не сколько требует желание насыщения.

Монах так разумно должен вести дело пощения, как бы имел пробыть в теле сто лет; и так обуздывать душевные движения — забывать обиды, отрезать печаль, ни во что ставить скорби — как могущий умереть каж­дый день».

Следует вспомнить о том, как апостол Павел предупреждал тех, кто неразумно (са­мовольно и самочинно) постился: Это име­ет только вид мудрости в самовольном слу­жении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти (Кол. 2, 23). Вместе с тем пост — не обряд, а тайна души человеческой, которую Господь велит скрывать от других. Господь говорит: когда поститесь, не будьте унылы, как лице­меры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне, и Отец твой, видя­щий тайное; воздаст тебе явно (Мф. 6, 16— 18). А поэтому христианину надо скрывать как свое покаяние — молитву и внутренние слезы, так и свой пост и свое воздержание в пище.

Здесь надо бояться всякого выявления сво­его отличия от окружающих и уметь скры­вать от них свой подвиг и лишения.

Вот несколько примеров к тому из жиз­ни святых и подвижников. Преподобный Макарий Великий никогда не пил вина. Однако, когда он бывал в гостях у других иноков, он не отказывался от вина, скрывая свое воздержание. Но ученики его стара­лись предупредить хозяев, говоря им: «Если он будет пить у вас вино, то знайте — вер­нувшись домой, он будет лишать себя да­же воды». Оптинскому старцу Леониду при­шлось однажды прожить несколько дней у епархиального архиерея. Стол последне­го был обилен рыбою и разными вкусными яствами, резко отличаясь от скромной скит­ской трапезы Оптинской пустыни. Старец не отказывался от вкусных блюд, но когда вернулся в Оптину, то на несколько дней лишил себя пищи, как бы наверстывая упу­щенное в гостях воздержание.

Во всех тех случаях, когда постник дол­жен принимать пищу вместе с другими, бо­лее немощными братьями, он не должен по указанию Святых Отцов своим воздержани­ем делать им укор.

Так, святой авва Исайя пишет: «Если ты хочешь непременно воздержаться более дру­гих, то уединись в отдельную келью и не огорчи немощного брата твоего». Не толь­ко ради сохранения себя от тщеславия надо стремиться не выставлять на вид своего по­ста. Если пост будет почему-либо смущать окружающих, вызывать их упреки, или, может быть, насмешки, обвинение в ханже­стве и т. п. — и в этих случаях надо стараться хранить тайну поста, сохраняя его по духу, но отступая от него формально. Здесь имеет приложение повеление Господа: не бросайте жемчуга вашего перед свиньями (Мф. 7, 6).

Пост будет неразумен и тогда, когда он будет ставить преграды гостеприимству угощающих вас; мы этим будем укорять ок­ружающих в пренебрежении постом. Про Московского митрополита Филарета рас­сказывают такой случай: как-то он пришел к своим духовным детям как раз к обеду. По долгу гостеприимства его надо было пригла­сить к обеду. За столом подавали скоромное, а день был постный. Виду не подал митро­полит и, не смущая хозяев, вкусил скором­ного. Так снисхождение к немощи духовных своих ближних и любовь он ставил выше, чем соблюдение поста.

К церковным установлениям вообще нельзя относиться формально, и, следя за точным исполнением правил, не делать из последних никаких исключений. Надо пом­нить и слова Господа, что суббота для чело­века, а не человек для субботы (Мк. 2, 27).

Как пишет митрополит Иннокентий Московский: «Были примеры, что даже монахи, как, например, святой Иоанн Ле-ствичник, употреблял и во всякое время всякую пищу и даже мясо. Но сколько? Столько, чтобы быть только живу, и это не мешало ему достойно причащаться Свя­тых Тайн и, наконец, не воспрепятствовало сделаться святым…

Конечно, неблагоразумно без нужды нарушать пост употреблением скоромной пищи. Тот, кто может соблюсти пост раз­бором пищи, тот соблюдай; но, главное, соблюдай и не нарушай поста душевного, и тогда пост твой будет приятен Богу. Но кто не имеет возможности разбирать пищу, тот употребляй все, что Бог даст, но без изли­шества; но зато непременно строго постись душой, умом и мыслями, и тогда пост твой так же будет приятен Богу, как пост самого строгого пустынника.

Цель поста г- облегчить и усмирить тело, обуздывать пожелания и обезоруживать страсти. Потому церковь, спрашивая тебя о пище, не столько спрашивает о том, какую употребляешь ты пищу, сколько о том, для чего ты употребляешь ее? Господь Сам одоб­рил поступок царя Давида, когда тот по нуж­де должен был нарушить правило и есть хлебы предложения, которые не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним (Мф. 12, 4).

Поэтому, учитывая необходимость, мож­но и при больном и слабом теле и преклон­ном возрасте делать послабления и исклю­чения во время поста. Святой апостол Павел так пишет своему ученику Тимофею: Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов (1 Тим. 5, 23).

Преподобный Варсонофий Великий и Иоанн Пророк говорят: «Что такое пост, как не наказание тела для того, чтобы ус­мирить тело здоровое и сделать его немощ­ным для страстей, по слову апостола: когда я немощен, тогда силен (2 Кор. 12, 10).

А болезнь более сего наказания и вменя­ется вместо поста — ценится даже более его. Кто переносит ее с терпением, благодаря Бога, тот через терпение получает плод спа­сения своего. Вместо того, чтобы ослабить силу тела постом, оно бывает уже ослаблено болезнью. Благодари же Бога, что ты осво­бодился от труда поститься. Если и десять раз в день будешь есть, не печалься: ты не будешь осужден за то, так как поступаешь так не в поблажку себе».

Они также дают и такое указание: «Ка­сательно поста скажу: осяжи сердце твое, не окрадено ли оно тщеславием, и если не окрадено, осяжи вторично, не делает ли тебя пост сей немощным и в исполнении дел, ибо немощи этой не должно быть, и если и в этом не вредит тебе, пост твой правильный».

Как говорил пустынник Никифор в кни­ге священника Валентина Свенцицкого «Граждане неба»: «Господь требует не голо­да, а подвига. Подвиг — это то, что может человек сделать самого большого по своим силам, а остальное — по благодати. Силы наши теперь слабые, и подвигов больших Господь с нас не требует. Я пробовал сильно поститься, и вижу, что не могу. Истощаюсь — нет сил молиться, как надо. Однажды так ослаб от поста, встать правило прочесть не могу». Здесь пример неправильного поста.

Епископ Герман пишет: «Изнеможение есть признак неправильности поста; оно так же вредно, как и пресыщение. И великие старцы вкушали суп с маслом на первой сед­мице Великого поста. Больную плоть нечего распинать, а надо поддерживать».

Итак, всякое ослабление здоровья и тру­доспособности при посте говорит уже о его неправильности и превышении его нормы.

«Мне более нравится, чтобы изнурялись более от работы, чем от поста», — говорил один пастырь своим духовным детям.

Лучше всего, когда постящиеся руково­дствуются указаниями опытных духовных ру­ководителей. Следует вспомнить следующий случай из жизни преподобного Пахомия Ве­ликого. В одном из его монастырей в боль­нице лежал монах, истощенный болезнью. Он попросил прислуживающих дать ему мяса. Те отказали ему в этой просьбе, исходя из правил монастырского устава. Больной попросил отнести себя к Преподобному. И тот был поражен крайним истощением инока, заплакал, глядя на больного, и стал укорять больничных братий за их жесто­косердие. Он велел немедленно исполнить просьбу больного, чтобы укрепить его осла­бевшее тело и ободрить унылую душу.

Мудрая подвижница благочестия — игу­менья Арсения — так писала престарелому и больному брату епископа Игнатия Брян-чанинова в дни Великого поста: «Боюсь, что вы обременяете себя тяжелой постной пищей и прошу вас забыть, что теперь пост, а кушать скоромную пищу, питательную и легкую. Разность дней дана нам церковью, как узда здоровой плоти, а вам дана болезнь и немощь старости». Однако нарушающим пост по болезни или иной немощи все же следует помнить, что здесь может иметь место и какая-то доля маловерия и невоз­держания. Поэтому, когда духовным детям старца отца Алексия Зосимовского приходи­лось по предписанию врача нарушать пост, то он велел в этих случаях себя не жалеть и молиться так: «Господи, прости меня, что я по предписанию врача, по своей немощи нарушил святой пост», — и не думать, что это как будто так и нужно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *