Эта земля — обширный сад

Усеянный бесчисленными цветами радостей, на­стоящий рай, если только мы сами не сделаем его для себя адом. Да, мы сами неумеренностью в наслаждениях расст­раиваем свое здравие, ненасытностью пожеланий душевное спокойствие: с не­терпением ожидая будущего, устремив алчные взоры на дары счастья, которых у нас еще нет, не радуемся минутами на­стоящими, не наслаждаемся благами, какие имеем.

Необузданное желание лучшего по большей части бывает источником на­ших мучительных страстей.

Отсюда про­исходят заботы, удаляющие наш дух от наслаждения временем настоящим;

  • ску­пость, отнимающая у тебя все для того только, чтобы все копить;
  • расточитель­ность, беспрестанно алчущая утончен­нейших наслаждений и никогда не насы­щающаяся;
  •  честолюбие, враг покоя, ко­торое не довольствуется справедливым уважением заслуг;
  • зависть, которая де­лается несчастною от чужого счастья;
  •  клевета, услужливая сестра моя, — сло­вом, отсюда происходит все разнообразие пороков. Ибо кто прилепился хотя к од­ному из них, тот подал руку всем про­чим, не хотя и не ведая.

Отсюда столько жалоб и слез, столько вздохов и вражды! Отсюда вопли на этот свет, будто он школа страданий, место воздыханий.

Праведник, мудрый христианин, быв блажен в Боге, доволен тем, что ниспо­сылается ему небесным благословени­ем; он проводит свои дни в недрах счас­тья и мира. Он не называет жизни пла­чевною юдолью и далек от того, чтоб произносить жалобы и хулы на всебла­гого Творца.

Чтобы быть счастливым вполне, по­требно немного.

Иисус Христос, желая нам блаженства, показал, как можно им насладиться еще здесь, на земле.

Для чего же мы не хотим внимать гла­су Его? Зачем уклоняемся от руководства Его? Зачем, увлекаясь своими безрассуд­ными пожеланиями и страстями, идем против вечных уставов природы?

Кто расстроил свое здравие невоздер­жанностью, пьянством, сладострастием и другими распутствами, зачем тот жалу­ется на свет, а не на свое поведение, за ко­торое он наказывается? Кто изнежился в своих чувствованиях, сделался раздра­жительным ко всяким внешним впечат­лениям, не прилагал старания мужест­венно укрепляться против трудностей житейских, вправе ли тот жаловаться на суровость судьбы, на нечувствительность людей? Для чего он, по словам Священ­ного Писания, не соображается с обстоя­тельствами и временем? Для чего имеет безрассудное притязание, чтобы свет сообразовался с его прихотями, а не он сам приноравливался к свету? Для чего представляет себе людей не такими, каковы они действительно, а какими ему их ви­деть хочется?

Если есть много зла в поднебесной, кто сотворил его? Творец ли беспредельный в премудрости или близорукий человек? Когда плачет упрямое дитя от того, что не всегда получает, чего бы ему хотелось, или из своенравия не берет того, что ему дают, кого тут винить? Благоразумных ли родителей или глупость ребенка?

Нет, все хорошо, что творит Господь.

Господь дает, учись только принимать с мудростью. Господь отказывает, учись только с мудростью обходиться без того. Господь обещает, учись только с мудро­стью сделаться достойным Его обетова­ния. Господь назначает цель, учись толь­ко с мудростью употреблять свои силы к достижению ее.

Ты говоришь, что доселе никогда не был вполне счастлив.

Но обозри со вни­манием протекшую жизнь свою, иссле­дуй тщательно все, что случилось с то­бою, разыщи, отчего происходили несча­стия твои. Твой жребий не всегда был та­ков, какого хотелось тебе, но ты сам все­гда ли был таким, каким бы следовало быть? С тобою сурово обходились жесто­кие люди, но если ты иногда и страдал за то, что исполнил свой долг, не находил ли ты тогда себе отрады в самих страда­ниях? Тебе не досталось таких наслаж­дений, таких радостей, какие вкушали другие, но разделял ли ты с ними и все прискорбия, все те трудности и бедст­вия, какие они потерпели? Твое имуще­ство не так быстро увеличивалось, как бы тебе хотелось, ты понес много убыт­ков, однако доселе было же у тебя чем жить и даже позволять себе некоторые удовольствия, да и зачем же все свое сча­стье поставлять в прибытки, которые ни­когда от тебя не зависели, которые подвержены перемене разных обстоя­тельств? Тебя обманули, с тобою веро­ломно поступали мнимые твои друзья и ты ошибся в их образе мыслей и чувство­ваний; это огорчает тебя, но такая ошиб­ка была с твоей стороны; ты обманут сво­им собственным прельщением. Вместо того чтобы на это жаловаться, не лучше ли утешаться тем возвышенным благо­родным чувством, что ты сам не обманул никогда никого из своих друзей?

Человек создан для счастья; он дол­жен им наслаждаться даже и на земле, по мере своих способов. Богу так угодно: Преблагое Существо может хотеть толь­ко блага.

Всякий человек должен быть счаст­лив; только с условием, если сам того захочет. Как существа нравственные и свободные, созданные по образу Божию, мы одарены волею независимою, мы не слепые орудия, не безмолвные фигуры, неспособные к добру или злу.

Следовательно, и счастливым быть за­висит от воли каждого. Счастье, незави­симое от меня самого, не приобретаемое собственными силами, не есть истинное счастье, ибо что дают мне другие, то лег­ко могут и взять.

Если бы счастье, не состоя во власти каждого смертного, зависело от милости других или от обстоятельств, которых ум человеческий ни предвидеть, ни расчис­лить не в состоянии, тогда Бог сотворил вас не для счастья.

Но какие же основы всякого счастья?

Какое во власти смертного безошибочное средство быть веселым и спокойным? О, как часто уже об этом нам твердили и как редко мы это понимали! А вся тайна в двух словах:

  • быть довольным самому и делать довольными других.

Прими твер­дую решимость:

  • с чистым сердцем на­слаждаться настоящей минутой и тем удовольствием, какое она приносит тебе;
  • будь столько мужествен, чтобы по одно­му малодушию не нуждаться в том, в чем отказано еще тебе судьбою.
  • Учись быть довольным Богом.

Ты ужасаешься? Ты думаешь, будто никогда не роптал на Высочайшее Существо? Думаешь, что нет ничего легче, как смиренно поко­риться Творцу, премудрому и преблагому? Но откуда же происходит нередко твое уныние при таких приключениях, которые тяготят тебя, без всякой, по-ви­димому, твоей вины? Ты говоришь: я тогда бываю недоволен только сами­ми приключениями. Но они разве не от Бога? Разве они могли случиться без во­ли Его? Кто же назначает ход миру, тече­ние случаю, путь счастью? Разве есть кто выше Всевышнего?

Будь доволен Богом, то есть тем жре­бием, теми отношениями, в какие Он по­ставил тебя в этом мире.

Зачем же Он уготовал и даровал тебе именно этот жребий, а не другой, это из­вестно только Ему, единому Премудрому и Всеблагому Существу. Нет сомнения, однако же, что такой жребий по твоим силам, по твоему образу бытия и деятель­ности, по твоему назначению есть наи­лучший.

Будь доволен Богом.

Ведь твое недо­вольство не переменит течения вещей; оно будет лишь хула на Высочайшую Премудрость, оно грех. Если Творец да­ровал иным людям другие преимущества быть счастливыми, больше внешней кра­соты, больше богатств, выгоднее случаи сделаться известными, сильнейшие свя­зи, — к каждому из таковых благ Он присоединил и спасительное противодейст­вие. Ты ошибаешься, если думаешь, буд­то под пурпуром и шелками всегда бьется радостное сердце, будто в позлащенных чертогах всегда обитает сладостное спо­койствие, самое высшее наслаждение жизнью. Нет света без тени, нет удоволь­ствия без горести. Если бы тебе дозволено было разменяться своею участью с други­ми, которым ты завидуешь, ты не захо­тел бы их положения; ты предпочел бы остаться в своем настоящем.

Будь доволен Богом, и если таково расположение твоего духа, ты приобрел уже половину своего счастья. Ты с благо­дарностью будешь ценить, с искреннею любовью наслаждаться тем, что дано те­бе в удел. С упованием на премудрость Вседержителя ты сумеешь обходиться без того, чего еще не получил. Ты не бу­дешь завидовать другим, не будешь вну­тренне печалить себя, когда они горде­ливо будут величаться такими преиму­ществами, каких недостает тебе. Ты по­бедишь нетерпеливые и безрассудные желания, которые похищают твое спо­койствие, нимало не ускоряя течение времени, ни на шаг не приближая тебя к будущему. Тот беднее всех, кто питает в своей груди больше желаний; довольный желает немногого потому именно, что он богат, потому счастлив. Великое приоб­ретение — быть благочестивым и до­вольным (1 Тим. 6, 6).

Будь доволен самим собою!

Под этим, однако же, не разумеется то суетное са­модовольство людей, которое заставляет их мечтать, будто все отлично, хорошо, что они делают. Быть довольным самим собою значит восстановить внутреннее согласие с самим собою, чтобы отнюдь никогда не было противоречия между твоими словами и делами и между чувст­вом твоего долга. Веди себя так, чтоб можно было иметь уважение к самому се­бе, чтобы твоя совесть всегда оправдыва­ла тебя пред Богом, пред тобою и пред всеми людьми. Только тогда будешь вполне доволен собою, когда тебе не в чем упрекнуть себя, когда не знаешь за собою никакой вины, когда чисто твое сердце и память рисует тебе твое поведение муд­рым и добродетельным.

Кто может быть так доволен собою, тот устроил свое счастье.

Глубокое спокойст­вие, невозмутимая веселость, железное мужество в смутных обстоятельствах — вот удел добродетельного. Припомни се­бе то тихое блаженство, каким наполня­лась вся твоя душа, когда ты делал ка­кое-ни будь доброе дело, которое известно было только тебе и Богу! Захотел ли бы ты тогда это чистое наслаждение, этот не­бесный рай променять на все другие весе­лости, на все достоинства и сокровища мирские? Взгляни: цари лишаются пре­столов, война и смуты разрушают благо­состояние семейств и государств, клевета и ненависть чернят славу и блеск досто­инств, — но кто коснется неба, созидае­мого в твоем сердце добродетелью?

Будь доволен самим собою!

Поступай так, чтоб никогда не иметь причины к презрению себя, и ты будешь счастливей­шим из смертных, хотя бы иногда недо­ставало тебе каких-ни будь внешних благ счастья. Ты не станешь завидовать ни бо­гачу, бедствующему среди своих дорого­стоящих удовольствий, потому что нет мира в душе его, ни сильному властели­ну, потому что смерть устрашает его при всем могуществе, ни красоте, которой прелести в короткое время увянут. Но твое блаженство не увядает, твое богатст­во следует за тобою в вечность, твое со­кровище, по словам Священного Писа­ния, на небесах. Ибо снисканные тобою преимущества принадлежат не телу зем­ному, тленному, но существу бессмертно­му, которому тело служит лишь мерт­вым, безжизненным орудием.

Будь доволен людьми!

Не требуй от них совершенства более, чем они имеют. Презирай их глупости, пороки, слабости, помогай им, если можешь, исправляться от них; что же касается до самих людей, терпи их, но не имей к ним ненависти за недостатки их. И Бог терпит их. Будь до­волен людьми; принимай их за таких, каковы они суть; поступай с ними снис­ходительно и благоразумно.

Если уже твоя благоразумная доброта не исправит их, тем меньше может пере­менить их твое неудовольствие, твой ро­пот, твой гнев, твоя брань; напротив, от этого гордые только более возгордятся, упрямые сделаются только упрямее, об­манщики и лицемеры — наглее и лука­вее. Нет человека, который бы совер­шенно был испорчен, не имел бы в себе ни одного доброго качества; но нет также человека и совершенного, без всяких по­грешностей. Итак, старайся замечать в каждом человеке лишь то, что действи­тельно стоит уважения, и ты приучишь­ся любить его, недостатки его не столько будут поразительны для тебя; заметив, что ты уважаешь его как должно, он тог­да воздаст тебе за любовь любовью и упо­требит новые усилия к сохранению и ук­реплению в себе тех качеств, какие ты за­метил в нем.

Будь доволен людьми, с которыми ты в связях, не требуй, чтоб все имели оди­наковые чувствования, чтоб все сообра­жались с твоими понятиями, чтобы все были таких же нравов, как ты. Совмест­ны ли такие притязания, такое своенра­вие с тем уважением, какое обязан ты иметь к самому себе? Если чувствуешь, что некоторые связи для тебя тягостны, постарайся сделать их более приятными, употребив с своей стороны надлежащие пожертвования и исправив самого себя от каких-ни будь слабостей. Когда благо­родное, бескорыстное чувство идет рука в руку с благоразумием, редко тогда что- либо может им сопротивляться. Если же наконец все окажется тщетным к сохра­нению таких связей, тогда приучайся обойтись без них.

Человек чем независимее, беспритяза­тельнее, собою довольнее, тем счастли­вее.

Итак, приучайся быть доволен Богом, собою и другими, но приучайся также де­лать довольными других! Мог ли бы ты наслаждаться каким-либо счастьем, если бы знал, что хоть один какой-ни будь че­ловек чрез тебя несчастлив? Конечно, не в нашей власти состоит сделать счастли­выми всех окружающих нас, но, по край­ней мере, от тебя зависит не нарушать ничьего спокойствия, радости и мира.

Этого уже довольно.

И что мы сделали одному из меньших братьев своих, то сделаем самим себе. Кто без жалости смотрит на чужую печаль, которую мог бы облегчить, тот сам себе готовит горести, лишая свое сердце одного из лучших наслаждений.

Делать довольными!

Счастье, уготов­ляемое нами для других, удовольствие, доставляемое нашим спутникам в этой жизни, суть посевы нашего собственного счастья, которые рано или поздно вознаградят нас золотою жатвою. Добро, ока­зываемое нами другим, сколь мало бы ни было, всегда возвращается к своему ис­точнику, чтобы вознаградить делателя.

Делать довольными!

Невозможно, что­бы человек был совершенно счастлив, предавшись одному своему эгоизму, не быв свидетелем всеобщего довольства. Кто может веселиться, когда все плачут, радоваться, когда на лицах всех окружа­ющих его изображена печаль?

Быть довольным, делать довольными!

Да будет это отныне моею целью. Ибо и меня призвал Ты, Господи, для счастья, и в моей груди кипит желание благопо­лучия, стремление к радости, только я не всегда умел находить тот единствен­ный путь, который приводит к этому. Пример только часто сбивал меня с него. Я искал своего душевного блаженства то в удовлетворении желаний, которых ис­полнение никогда совершенно от меня не зависело, то в рассеяниях, то в облада­нии дружелюбным сердцем, то в накоп­лении денег и имущества, то в славе и почестях. И всюду сколь часто бывал я обманут!

Итак, я стану переносить свои недо­статки, стану умеренно наслаждаться те­ми благами, которые рассеиваются во­круг меня Твоею благодетельною дла­нью, буду довольствоваться тем, когда удовлетворены первые потребности моей жизни, и преодолевать свои прихотли­вые пожелания — словом, я стану ста­раться быть довольным сам и делать довольными других. И если при сем Ты, От­че, Податель жизни, благословишь мои труды, если ниспошлешь мне блага зем­ные, которых я и не ожидал, — я приму их с признательностью от Твоей отече­ской руки. Ты подаешь мне их, чтоб я увеличивал свое счастье, умножая число довольных. Имея пропитание и одежду, будем довольны (1 Тим. 6, 8), говорил апостол Павел. Но мое достояние не свы­ше ли этих первых потребностей, — как же мне жаловаться? Отчего быть недо­вольным? Если я доселе не столько был счастлив, как бы мог быть, не Ты в том причиною, о мой бесконечно благий Отче Небесный; причиною мои непостоянные желания, мое легкомыслие, мои страсти. Сделаюсь лучшим, и все будет лучше!

Часы благоговения