Самые многосложные, самые разнообразные кресты разбросаны на всех путях жизни нашей и встречаются почти на каждом шагу: скорби, беды, несчастья, болезни, потери близких, неудачи по службе, всякого рода лишения и убытки, неприятности семейные, не благоприятность внешних отношений, оскорбления, обиды, напраслины — и вообще, доля земная у всякого более или менее нелегкая. У кого нет чего-либо такого! Не избавляет от этих крестов ни знатность, ни богатство, ни сила и никакое величие земное. Они срослись с земным пребыванием с той минуты, как заключился рай земной, и пребудут с ним до тех пор, когда отверзется рай небесный.

Но, зачем же, скажешь, у меня больше горя, а у другого меньше? Зачем меня тяготят беды, а другому почти во всем удачи? Я изнываю от скорби, а другой радуется. Уж если это общая участь, то раздавать бы ее всем поровну. Да ведь она так и раздается. Присмотрись, и увидишь. Тебе сегодня тяжело, а другому было вчера или будет завтра тяжело. Зачем смотреть на дни и часы? Смотри на всю жизнь, от начала до конца, и увидишь, что всем бывает тяжело, и очень тяжело. Найди мне такого, который ликовал бы целую жизнь. Сами цари нередко ночи не спят от туги сердечной.

Тебе тяжело теперь, — а прежде разве не видал ты веселых дней? Конечно, видал. Бог даст, и еще увидишь. Перетерпи же, и прояснится над тобой небо. В жизни, как в природе, то светлые, то мрачные дни. Мрачные говорят тебе, что ты в изгнании и под гневом; а светлые дают мысль, что ты не совсем заброшен, что тебя хотят щадить и миловать. Помни это и терпи, подкрепляя себя упованием.

Тебе тяжело, — да разве случай это устроил? Есть Господь, Который отечески смотрит на тебя и печется о тебе. Это Он послал тебе горе; а что, кому, когда и как послать, то посылает для того самого, кто подлежит горю. Осмотрись же, и увидишь, может быть, благие о тебе намерения Божий в постигшей тебя скорби: или грех какой-нибудь очистить хочет Господь, или от дела греховного отвести, или дать тебе случай показать терпение и верность Ему, или Он Сам желает потом удивить на тебе величие милосердия Своего — что-нибудь из этого уж верно идет к тебе; ну и приложи то к ране своей, и умалится жгучесть ее. Если же и не усмотришь, что именно хочет даровать тебе Господь через горе твое, — возбуди в сердце своем общее, неразмышляющее верование, что все от Бога и что все, идущее от Него, служит во благо нам, и толкуй мятущейся душе своей: так Богу угодно; терпи и верь, что кого Он наказует, тот у Него как сын. Да и без того, кто может противиться воле Его?

Скажи еще, скорбящий: ты грешен или нет? Конечно, грешен. А если грешен, то радуйся, что пришел огонь скорби, попаляющий твой грех. Ты все смотришь на теперешнее горе, — а перенесись-ка в другую жизнь, стань на суде Божием и посмотри оттуда на свое горе. Если ты чувствуешь, что непременно будешь осужден, то что в сравнении с последствиями того осуждения все теперешние скорби и бедствия? Говори же: по грехам моим достается мне так, и я благодарю Господа Бога, что благость Его ведет меня к покаянию. Когда расположишь себя так, то не будешь тяготиться горем, а скажешь: мало еще мне, по грехам моим не того еще я стою.

Таким образом, несешь ли ты общую горькую долю или испытываешь частные горести и скорби, терпи благодушно и принимай их с благодарностью от руки Господней, как врачевство от грехов, как ключ, отверзающий дверь в Царство Небесное.

Сочинения сет. Феофана Затворника