Благословлял Бога в скорбях своих великий ветхозаветный страдалец, пра­ведный Иов, но и он, как человек, по вре­менам жаловался на свои несносные стра­дания, и он проклинал день своего рожде­ния и сожалел, зачем не умер он в утробе матери (см. Иов. 3, ст. 2, 11, 12). Почто бо дан есть сущим в горести свет, гово­рил он, и сущим в болезнях душам живот, иже желают смерти и не получают, ищущи якоже сокровища (Иов. 3, 20— 21). Как в цветущем саду ликуя, воспева­ли Бога три отрока в пещи вавилонской, но понятно это ликование, когда огонь не касался даже их одежды, когда пламень обращался для них в росу прохлаждаю­щую… А вот страдать и в самих страдани­ях забывать о страданиях, терпеть не­стерпимые муки и среди этих мук про­славлять Господа, воспоминая Его неизреченные милости, явленные всему роду человеческому, быть рассекаемым на час­ти и при всем этом думать только о див­ных делах Божиих — такое непостижи­мое для ума человеческого мужество мог­ли проявлять только Христовы мучени­ки, в которых столь славно являла себя сила Христова. Вот одно из многих сказа­ний о сем мужестве мучеников.

* * *

ИАКОВ ПЕРСЯНИН

ИАКОВ ПЕРСЯНИН

Святого Иакова Персянина режут на части:

ему отрезали большой перст на правой руке. Мученик возводит очи на небо и говорит: «Господи Боже, великий в крепости, перстом Твоим изгоняющий бесов, приими сей перст, за Тебя напущением бесовским урезанный, как ветвь ви­ноградной лозы, ибо и у лозы обрезают ветви, чтобы она больше приносила пло­да».

Мучитель отрезает второй перст, а мученик молится: «Приими, Господи, и вторую ветвь от лозы, которую насадила десница Твоя!»

Ему отрезают третий перст, а он говорит: «Освободившись от трех искушений в мире, от похоти плоти, похоти очес и гордости житейской, бла­гословляю Отца и Сына и Святаго Духа и с тремя отроками прославляю Тебя, Гос­поди!»

Отрезают четвертый перст, а он молится: «Приемлющий хваление от четырех животных (см. Откр. 4, 8), при­ими страдание четвертого перста моего за святое имя Твое!»

Отрезают перст пя­тый, и Иаков говорит: «Исполнилась ра­дость моя, как радость пяти мудрых дев!» Мучители уговаривают его пожа­леть себя, но страдалец отвечает им: «Когда пастухи стригут овец, то разве оставляют у них одну сторону неострижен­ной? Я — овца Христова стада: обрезай­те, как волну, все члены мои!» И снова стал молитвенно беседовать с Богом.

И вот ему отрезают первый перст на левой руке, а он говорит: «Благодарю Тебя, Господи, что сподобил меня и шестой перст принести Тебе, простершему за ме­ня в шестой день и час Свои пречистые руки на кресте!»

Отрезают еще перст, а он славит Бога: «Как устами седмижды днем с Давидом прославлял я судьбы Твои, Господи, так теперь седмию пер­стами, за Тебя отрезанными, прославляю Твою милость, на мне являемую!»

Режут еще перст, и он вещает: «Ты Сам, Госпо­ди, приял во осмый день обрезание по закону, а я претерпеваю за Тебя отрезание осьмого перста: не лиши меня лицезре­ния пресветлого лица Твоего!»

Отрезают следующий перст, а мученик молится: «Ты, о Христе мой, в девятый час предал Дух Свой Богу Отцу на кресте, а я в болез­ни урезания девятого перста благодарю Тебя, что сподобил меня лишиться чле­нов моих за имя Твое!»

Когда же отреза­ли десятый перст, он воскликнул: «В десятострунном псалтири прославляю Те­бя, Боже мой, сподобившего меня пре­терпеть отрезание всех перстов на обоих руках моих за десятину Завета Твоего, на двух скрижалях написанного!»

Снова уговаривают его мучители, и снова он от­вергает все их увещания, обещания и угрозы. Ему начинают отрезать персты на ногах, и он с тем же спокойствием про­славляет Господа при отрезании каждого перста.

Так, при отнятии первого он го­ворит: «Слава Тебе, Христе Боже; у Тебя пронзены были не руки только, но и но­ги; сподобив меня стать сею десною ногою хотя в числе последних одесную Тебя!» При отнятии второго перста он молится: «Удвоилась на мне милость Твоя, Госпо­ди, ибо Ты избавляешь меня от смерти вторыя». Отрезают и бросают пред ним третий перст, а мученик с улыбкою веща­ет: «Иди во имя Троицы и ты, третий перст, к дружине твоей: как зерно пше­ничное, в землю брошенное, и ты мног плод принесешь в день общего воскресе­ния!» Отрезают перст четвертый, а свя­тый утешает себя: «Векую прискорбна еси, душе моя, и векую смущаеши мя? Уповай на Бога, силою Креста спасающе­го мя, и я прославлю Его, от четырех сти­хий создавшего меня!» Отрезают перст пятый; мученик говорит: «Славлю Тебя, Господи, пять язв на кресте претерпев­шего, что удостаиваешь Ты меня части верных рабов, пять талант умножив­ших!» Ему отрезают мизинец левой ноги, а он говорит: «Мужайся, малый перст шестый; Бог, сотворивший в шестый день тебя малого с большими, равно и воскресит тебя с этими большими!» Отре­зают седьмой перст, и мученик обращает­ся к мучителям со словами: «Разоряйте сию ветхую храмину, под которою укры­вается семиглавый змий; Создатель, в седьмый день почивший от дел Своих, уготовал мне храмину нерукотворенную, вечную на небесах!» Отрезают восьмой перст, а Иаков рассуждает: «Тот, Кто со­хранил в ковчеге Ноевом восемь душ, спасет и меня, хотя и проливаете вы мою кровь, как воду». Отрезают девятый перст, и он молится: «Укрепи меня в тер­пении, Боже истинный, как укрепил Ты во благодати Твоей девять Чинов Ангель­ских во время искушения!» Отрезают по­следний перст на ноге, а он восклицает:

«Вот, я принес в жертву Тебе, Иисусе Христе, совершенный Боже и совершен­ный Человече, две десятницы перстов моих!» Тогда отсекают ему всю стопу правой ноги, и он говорит: «Да станет но­га моя во Царствии Небесном на право­те!» Отсекают затем стопу левой ноги, а он, взирая на небо, молится: «Услыши мя, Господи, сотвори со мною знамение во благо, избави меня стояния ошуюю Тебе!» Отсекают правую руку, и он вос­клицает: «Милость Твою, Господи, во век воспою: Ты Сам исполняешь на мне слово Твое: аще десная твоя рука соблажняет тя, отсецы ю и верзи от себе»! Отсекают левую руку, а он молится: «Не мертвые восхвалят Тебя, Господи, не те, которые сходят во ад, держась пути шуяго, а мы, живые, благословим Тебя отныне и до ве­ка». Отсекают правое плечо, и он гово­рит: «Тот, Кто возложил на плечо Свое овцу погибшую, поставит и меня одес­ную Себя со овцами Своими». Отсекают левое плечо, и он говорит: «Господь, Его­же власть на раме Его, не попустит меня уклониться ко власти темной на страну нашуюю». Стали отрезать ему ноги до ко­лен; тогда страдалец болезненно возо­пил: «Господи Боже мой, не в лыстех му­жеских благоволящий, но благоволящий в боящихся Тебе, помоги мне, рабу Твое­му, ибо меня сокрушают болезни смерт­ные!» Мучители на это заметили ему: «Вот, мы говорили тебе, что болезни тяжкие ждут тебя, а ты не верил нам». Стра­далец отвечал им: «Я для того и возопил в болезни моей, чтобы вы знали, что я че­ловек, плотью обложенный, и что, следо­вательно, только один Бог укрепляет ме­ня. Но Он же и облечет меня в новую плоть, которой не могут коснуться ника­кие ваши орудия мучительские!» И непо­бедимый воин Христов стал прославлять Господа серафимской песнью: «Свят,

Свят, Свят еси, Боже Вседержителю», — взывал он, лежа на земле, и призывал милость Божию, да укрепит его до конца. Наконец мучители отсекли ему голову, и святой мученик с молитвой предал дух свой Господу.