Есть нечто иное, кроме мучительных страданий (страдания эти могут быть скоропреходящими и исчезнуть), но бывает чрезмерная продолжительность одних и тех же немощей и неизменное однообразие недуга, когда он не усиливается и не ослабевает.

Эта-то продолжительность одних и тех же немощей, как будто не подающая никакой надежды на изменение к лучшему, и подвергает душу в особенное состояние, которое, собственно говоря, не есть ни уныние, ни отчаяние, но утомление от не перестающего недуга.

Душа смирилась, но изнемогает под тяжестью непрестанной болезни. У нее едва достает силы сказать: «Господи, доколе? Господи, сколько времени буду я взывать к Тебе, и Ты меня не услышишь? Ужели всегда будешь отвращать от меня лице Твое? Господи, доколе земля будет страдать от засухи и травяное зелье от палящего огня? Доколе, Господи, будешь без милосердия взирать на сокрушение Иерусалима? Господи, почто Ты оставил меня?» (см. Пс. 12, 1; Иер. 12, 6; Зах. 1, 42). Или! Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27, 46).

Такая угнетенная душа часто теряет ясное воззрение на мир: она уже ничего не ожидает впереди, она не верит в возможность изменения ее горькой участи. Таково обыкновенно последствие крайне продолжительных болезней.

Душа должна быть одарена необыкновенным мужеством, чтобы безнадежно надеяться. Она должна знать, что эти призрачные ощущения не поддающейся лечению продолжительной болезни являются неоднократно в жизни, но почти всегда так бывает, что с течением времени и событий ощущения эти рассеиваются.

Когда гроза продолжительна и небосклон помрачен тучами, когда мореходец на всем протяжении глаза ничего не видит, кроме бурных волн и пенящейся зыби, ему кажется, что не видеть уже ему солнца и что это беспорядочное смятение волн никогда не уймется.

Однако же достаточно малого дуновения ветра, чтобы небо прояснилось и за ближним мысом бурливый океан превратился в спокойное и тихое озеро.

Душа христианская! Ты слаба в уповании! То, что ты принимаешь как забвение от Бога, есть дивное произволение Его любви. Он медлит помощью? А это совершается Им в пользу тех, кого Он любит и от кого ожидает Своего прославления.

Возьмем Евангелие: кто может лучше Самого Иисуса Христа помочь тебе словом и действием? Итак, замолчим и отдадимся чтению:

Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими.

Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен. Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий. Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря. Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился. После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею.

Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус ответствовал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что света нет с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему.

Тогда Фома, иначе называемый Близнец (Дидим), сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним.

Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня во гробе. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог. Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день.

Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.

Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя. Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему. Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа. Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб — плакать там. Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?

Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.

И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет (Ин. 11, 1-44).

Надо читать и перечитывать сие Святое Евангелие, надо лобзать каждую страницу его и благодарить Господа, дозволившего, чтобы такие дела, совершенные с толикой любовью, были вписаны в книгу жизни для непрестанного и неиссякаемого утешения человечества.

О Иисусе Христе! Ты любил Марфу, и ее сестру Марию, и брата их Лазаря. Тебе так и говорят о больном: «Тот, которого Ты любишь». Чтобы помочь ему, Ты решаешься возвратиться в Иудею, несмотря на злобу и смертельные угрозы иудеев. Когда Марфа прибегает, чтобы позвать Тебя, Ты тотчас обещаешь явить Твою чудодейственную силу и возвратить ей брата; а когда вслед за нею Мария также припадает к ногам Твоим, Ты тронут ее слезами; душа Твоя смущена, и перед гробом Лазаря Ты, Божественный Друг его, прослезился. Наконец, будучи властелином над горестями человеческими, Ты глаголешь, яко Бог, и Лазарь выходит из гроба. Вот, Господи, как много Ты возлюбил Лазаря!

Однако же в рассказе евангельском есть подробности, для нас не совсем вразумительные, ибо сказано: «Иисус, узнав о болезни Лазаря, остался два дня там, где находился»; и еще: Лазарь умер в этот промежуток, и тогда Иисус сказал ученикам Своим: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали (Ин. 11, 14—15). Наконец, когда Иисус Христос пришел ко гробу и сказал: Отнимите камень, Марфа отвечает: Господи, уже смердит, ибо четыре дня, как он во гробе (там же).

Как же, Господи, любя так нежно Лазаря, Ты остаешься в том месте, где Ты находился, целых два дня и не поспешаешь к нему на помощь? Как, имея власть остановить смерть на пороге жилища друга Твоего, Ты не исцеляешь его при самом начале болезни? Почему не избавляешь его от предсмертных устрашений? Для чего, наконец, любя Марфу и Марию, медлишь четыре дня, чтобы возвратить им возлюбленного брата?

Таинственна Твоя медлительность, но одно слово от уст Твоих объясняет ее! Эта болезнь не к смерти, — говоришь Ты, — но к славе Божией, да прославился чрез нее Сын Божий (Ин. 11, 4).

Итак, если мы воззрим на Твою славу, на величие Лазаря, друга Твоего, на живое участие иудейской толпы и всех грядущих поколений человечества в судьбе его, на счастье и радость двух сестер, которых Ты также любишь, то мы убедимся, что каждое из замедлений Твоих было внушено мудростью и любовью.

Ибо Лазарь, исцеленный при начале болезни, не соделался бы чудным и бессмертным свидетелем Божественности Святого Евангелия, который в течение стольких веков восстает из гроба, чтобы поразить ухищренные толкования неверия.

Лазарь, заранее исцеленный, не был бы блаженным свидетелем нежной любви Спасителя, Который плачет у гроба друга, и иудеи не сказали бы нам, видя слезы Господа над человеком: Смотрите), как Он любил его (Ин. 11, 36).

Лазарь, в начале исцеленный, на себе самом не испытал бы, до какого предела простирается глубина любви его Божественного Друга, и не узнал бы, что она сильна, как смерть, и превозмогает смерть.

Лазарь, будучи исцелен в начале болезни, не наполнил бы вифанское жилище таким блаженнейшим восхищением, как возвратившись из гробового мрака, уже зараженного тлением, и прижимая к сердцу Марфу и Марию по пробуждении от смерти.

О таинственная медлительность, о Божественная косность! Несовершенная любовь людская сомневается в Тебе и обвиняет Тебя, — и я это понимаю, ибо людям предоставлен только один день для любви, Тебе же отданы целые веки на служение, Христе Боже, и Ты властен избирать день и час, когда Тебе благоугодно даровать обильные утешения и радования тем, которые умели с терпением и верой ожидать Твоих благодеяний.

Христианин, доселе омрачаемый и утомляемый своими страданиями! Не приравнивай таинственные медления Промысла к полному о тебе забвению. Хотя бы ты, по наружному виду, уже как бы находился, подобно Лазарю, в гробовом мраке твоих смертельных немощей; хотя бы мудрецы века сего решили, что ты обречен на неминуемую смерть, и уже заранее как бы готовились приладить надгробный камень к твоей могиле; и хотя бы ты уже взывал вместе с Иовом: «Одето червями тело мое и кусками персти» (см. Иов. 7, 5), — но ты все еще прислушивайся: вот уже слышатся шаги Того, Который приходит в нежданный час, и когда раздастся голос Его, подающий, жизнь, сердце и плоть твои встрепенутся, ибо сердце и тело мое рвутся к Богу живому (Пс. 83, 3), ты сорвешь перевязи, освободишься от своего савана и, опираясь, как Лазарь, на руку Господню, вступишь в сообщество живых; но вступишь в него, как вступают только прошедшие через врата смерти, а те, кои будут свидетелем этого, воздадут хвалу Господу и славе Его.

День больных